Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Поэзия - отзывы / Стихи

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ПОЭЗИЯ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Вадим Ж., поэт

Уважаемый отец Иоанн, Ваши сотрудники, увидевши моё выступление по Т.В., где я говорил о стихах, сочли меня поэтическим экспертом, каковым я, разумеется, не являюсь. Просто очень люблю стихи, пишу их, когда не могу не написать. Мне радостно было познакомиться с вашим творчеством. Привыкать к новому поэтическому слову и начинать любить его в моём возрасте - я ваш сверстник - нелегко.

Однако, ваши стихи настолько оригинальны по направленности и содержанию, что не могут не остановить внимание. Ваша страсть, ваша ненависть и ваша любовь возвращают поэзии почти утраченную ею задачу действенного убеждения, желания перестроить неправильный мир.

Не могу сказать, что ваша поэтика, как таковая, то есть само обращение со словом, мне абсолютно близки. Но сочетание архаической проповеднической страсти и современной, порой, жаргонно-бытовой лексики, дают поистине выдающийся эффект.

Спасибо. В моей жизни одним поэтом больше. Коли уж взялся писать не могу удержаться от замечаний.

Ещё странное замечание. Книга слишком красива. Даже бумага может быть аскетичной. Что вашим стихам более бы подошло.
Приятно было мне увидеть на книге отзыв моего старинного ленинградского знакомого Володи Алейникова. А вот предисловие опять же слишком панегирично. Не мучайте и не пугайте читателя невнятной для него "пакибытийностью" - это я к автору предисловия. Не объявляйте стихи заведомо гениальными - дайте вдышаться в них.

Ещё раз спасибо и дай вам Бог здоровья и вдохновения.

Леонид Петрович К., журналист.

Многоуважаемый отец Иоанн!

Благодаря соучастию Ваших верных помощников и духовных просветителей я имею счастье наслаждаться двухтомником Ваших поэтических сочинений, собранных в единый букет глубоких искренних откровений. Так, к радости моей, получилось, что я смог во время отпуска неспешно, вдумчиво вчитываться в стихи, озаренные Вашим духовным и поэтическим даром. Верно сказал во вступительном слове к сборнику Леонид Белов (замечу, мой тезка): "Поэзия блаженного Иоанна несет высокий внутренний призыв… Она светоносна и потому долговечна".

Меня как профессионального журналиста и литератора поражает техника Вашего стихосложения. Временами она просто виртуозна, ее необычная архитектоника и стилистика совершенно оригинальны. Но главное - достигается единство формы и содержания, сокровенной мысли и ее поэтической оболочки. Признаюсь, глубина содержательная с первого беглого прочтения не всегда поддается осмыслению - приходится трудиться, стучаться к Вашим мыслям… Но вдруг находишь такие ясные, открытые, исповедальные признания, которые оказываются так близки и моему сердцу.

Душа бесконечно устала. Закрутило ее, замотало
Вихрями взаперти. Замело, себя не найти.

Или совсем крик души:

 …Одиночество. Океаны безутешных слез.
Ложь и гипноз.
Скорая в полтретьего утра.
Скрип медицинского пера.

А вот совсем недавно, размышляя о геополитике, о разразившемся финансовом кризисе, о жадных воротилах мирового капитала, я нашел у Вас чудные строки:

Не положишь себе на гроб американский небоскреб.
Покойнику Мерседес шестисотый - как телефон сотовый…

Признателен Вам до глубины сердца за Вашу поэзию - одухотворяющую и понуждающую к делам праведным и чистым помыслам. Доброго здоровья Вам, оптимизма и счастья, отец Иоанн!

ЭллаК., поэтесса

Я никогда не встречалась с отцом Иоанном очно, но однажды он неожиданно позвонил мне в Петербург. Под впечатлением этого звонка у меня родилось стихотворение.

Незадолго до этого мне прислал свое благословение Папа Римский Иоанн Павел Второй, но это была маленькая радость, несопоставимая с огромным воодушевлением, испытанным мной после звонка отца Иоанна: душа ликовала. Папа связан этикетом, политесом, множеством прочих условностей. Отец Иоанн свободен высшей свободой, даруемой любовью к Господу.

В дневниках отца Иоанна мне по-новому открылся огромный масштаб его личности – аристократа и титана духа. И эта духовная мощь самоумаляется до образа юродивого пустынножителя! Впрочем, безумной пустынницей была и Мария Египетская, а как над ней ярко сияет ореол святости! Рядом с отцом Иоанном я почувствовала себя маленькой заблудившейся девочкой, нуждающейся в напутствии и утешении. То и другое я с избытком черпала из бесхитростных исповедальных записей отца Иоанна, качаясь в его любящем сердце, как младенец в люльке. Впрочем, сердце отца Иоанна вмещает все человечество, он бы хотел, чтобы каждая человеческая душа была невестой Христовой, как того хотел и Сам Христос.

Есть в наше время люди, верующие в Бога. Но верят ли они Богу? А как сейчас молятся? В каждой «молитве» как правило заключена практическая просьба: «Боже, помоги мне удачно выйти замуж», «Боже, помоги поступить в престижный вуз», «Боже, дай побольше денег.» И поэзия, и дневники отца Иоанна молитвенны в самом высоком смысле этого слова, потому что его молитвы бескорыстны, идут от чистых помыслов и от чистого сердца, жаждущего только любви и дарующего только любовь. И никаких поучений, только отеческая забота о братьях и сестрах в Духе.

Творчество отца Иоанна – чистая манифестация духа. Его взгляд обращен к горней реальности, только изредка касаясь грешной земли. Его постоянные собеседники – Отец, Христос, Дух, Божия Матерь. Общением с ними наполнена все, что бы он ни делал и где бы ни находился.. Я некоторое время жила книгами отца Иоанна и была счастлива. Говорят, на нескольких праведниках держится мир. Думаю, отец Иоанн – один из них. Он открыт для Бога, и Бог открыт для него.

Обыватели обвиняют мистиков в том, что те всегда замолкают на самом интересном месте, то есть на описании своих мистических переживаний. Но человеческий язык так беден, когда открывается Запредельное! Мистик изъясняется символами – этими наиболее наполненными смыслом знаковыми единицами, и все равно понять эти символы может только тот, кому вЕдом сходный опыт. Отец Иоанн неспроста выбрал поэтическую форму для выражения своих духовных состояний.

«Поэзия – познание нематериальных вещей средствами полуматериальными», - определение поэта Елены Шварц кажется мне более чем удачным. Естественно, это относится к Высокой Поэзии, которая близка метафизике, которая вышла из религии и усилиями отца Иоанна поднимается на труднодостижимую высоту мистического экстаза. Он пишет на уровне великих мистиков прошлого: Св. Франциска Ассизского и Иоанна Креста.

Еще не раз я открою книги отца Иоанна, проникаясь каждой строчкой, омывая мятущуюся душу чистыми слезами умиления от сопричастности каждодневному великому духовному подвигу Блаженного Иоанна…

 

Отцу Иоанну

Благословляющая длань
через полтыщи километров,
как бриллиантовая грань
внезапной радугою светов

сверкнув, простерлась надо мной,
и глас в пространстве телефонном
и незнакомый, и родной
качнулся благовестным звоном:

«Благодарю Вас за стихи –
они даруют утешенье.
Примите искреннее и –
на всё – мое благословенье.»

Что? Утешение? Ужель?
Ах, господин архиепископ,
моя юродская свирель
исходит все мышиным писком

в виду когтистых пухлых лап.
Неужто это – утешает?
Приличий заскорузлый кляп
взвыть во все горло мне мешает.

А ну как взвою я сейчас?
В чуме греха душа дымится.
Но Ваш проникновенный глас –
странноприимная водица.

Так бы и кинулась в нее
душою всею, плотью всею –
бесовство утопить свое!
Навек! Да разве я посмею…

Гудки запели вдалеке.
А трубка светится в руке.

О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.