Иоанн Береславский - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ИННОКЕНТИЙ БАЛТСКИЙ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Современные святые / Ефросиния / Порфирий / Серафим / Мария Юдина

Приобрести книгу...

Иннокентий Балтский (1875 - 1917)

ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ИННОКЕНТИЙ БАЛТСКИЙ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Имя Иннокентия Балтского ничего не говорит миру, а в Соборе святых он стоит в одном ряду с Иоанном Кронштадтским, соловецкими старцами-новомучениками.

Родился Иннокентий (в миру - Иоанн) в 1875 г., в Бесарабии, в селе Кесеуцы Сорокского района в крестьянской семье. Божия Матерь, явившись Иоанну над деревенской часовенкой, предначертала ему монашескую стезю.
С девятнадцати лет он подвизался в нескольких бессарабских монастырях, нигде не задерживаясь подолгу.

В мае 1909 г. над гробом о. Феодосия Балтского (+1845) творятся чудеса. Иннокентий слышит голос: «Отец Иннокентий, возьми крест мой! Возьми его и иди, да осияет тебя огонь Святого Духа, и нечестивые падут. Зови народы к покаянию и так учи: не захотят по своей воле — покаются поневоле. Огнем и мечом очистится земля». Чудотворец привстал из гроба, и протянул своему наследнику снятый с груди крест.

При священстве Иннокентия в Балте разгорелся великий огонь веры Христовой. Чудеса, что прежде творились на могиле чудотворца Феодосия, теперь происходили от живого его наследника, иеромонаха Иннокентия Левизора.
На его литургии стекалось множество народа. Храм не мог вместить желающих присутствовать на службе. После причастия десятки исцелялись от тяжких болезней.
«Кайтесь в грехах! Время плакать к Богу день и ночь»

Община Иннокентия, как в первохристианские райские времена, жила вместе. После огненных служб и смиренных молитв приходила нищета духа, долготерпение и смирение, и любовь истекала такая, точно небесные источники открывались.
Официальное церковное ведомство вначале отстраняло о. Иннокентия от службы под формальными предлогами, затем принялись гонять из храма в храм. Куда ни переведут, нигде долго не задерживался. Вопреки лукавому, что искал заткнуть ему рот кляпом, паства неуклонно умножалась. Выгонят из одного храма — пойдет в другой. Будет проповедовать в другом — прежние за ним пойдут и новые прибавятся.

"Буря великая будет. Вихрь ожидается!" — кричал Иннокентий с паперти собора, прозревая октябрь семнадцатого, Вторую мировую, сталинщину (следствие иосифлянщины)...

5 марта 1912 г. в Каменец-Подольск пришел приказ о ссылке Иннокентия на север: "Сослать в Олонецкую губернию, в Муромский монастырь".
За высшую дерзость (обличения власть имущих) Иннокентия сослали в Муромский монастырь, предупредив, чтобы послушания давали самые тяжелые, унизительные, невозможные. В монастыре десяток другой священников и монахов сосланных за тяжкие преступления. В северный монастырь к о.Иннокентию хлынула из Бесарабии многочисленная паства.

В феврале 1914 г. пастырь Иннокентий тронулся в путь со своим народом из Муромской обители. По дороге встретили загадочного старца, давшего посох Иннокентию. Навстречу колонне выскочили сани с двумя солдатами. Полупьяные седоки требовали уступить дорогу. Иннокентий вышел вперед и приказал им поворачивать назад. Солдаты впали в ярость, один из них прицелился в Иннокентия. Осечка, передернул затвор — опять осечка, пальнул вверх — грянул выстрел. И тогда тот же солдат в совершенном безумии подбежал к старцу и ударил его штыком в сердце. Кровь потекла ручьем, и, превозмогая нестерпимую боль, Иннокентий наложил на рану просфору со святым маслом...

Небывалое чудо: священник, агнец Иннокентий, с пробитым насквозь штыком сердцем, четыре года еще будет проповедовать о Царстве Божием на земле.

На Соловках

Соловки - с мая 1915-го по март 1917-го. Иннокентия отправили подальше: на Анзерский остров, в Голгофо-Распятский скит.
Святейший Синод определил Иннокентию пожизненную ссылку. Амнистировало его временное правительство, равнодушное к религиозным спорам между церковниками. Весной 1917-го Иннокентий возвращается в Райский Сад.

В последний год его жизни совершилось больше, чем за все предыдущие. Устроились братские и сестринские обители, построили три церкви, одна другой прекраснее: самая большая — для мужчин, чуть поменьше — женская и маленькая отдельная — для Иннокентия.

Райский Сад стал на краткое время духовным центром православия. Отсюда по мистическим каналам распространялся бескомпромиссный дух незапятнанной, девственной веры во Христа в лучших традициях святых отцов. Гостеприимно встречали приходивших. Священник кланялся в ноги. Выходили навстречу, приглашали на трапезу.

В Рождественский пост декабря 1917-го приехали к Иннокентию двое по виду мелких чиновников и некая дама с ними. Под вечер старец пригласил их в дом. За трапезой Иннокентий сам налил бокалы и ненадолго вышел, будто по делам. Зайдя на кухню, встал на молитву. В это время один из гостей высыпал в его стакан с вином яд. Прозорливцу был открыт их ужасный замысел. Проницательно посмотрел он в глаза своего убийцы, поднял руку свою и благословил. Когда "гости" просили Иннокентия о прощении, он отвечал: "Успокойтесь. Никто из вас не виноват. Власть прислала вас. А мне надо выпить яд за мой народ — соискупительно! А если кого винить хотите, то меня вините".

И под самый конец страшного 1917-го, 30 декабря, старец смежил глаза. Похоронили его в пещере малой иннокентьевской церкви, в самой келье старца.

На Крещенье прибыл отряд красноармейцев. Молитвенников выгнали из пещер и стали расстреливать из пулемета, без всякого предупреждения и суда. Тогда поняли, почему отец принял яд, занемог, умер... Не выдержало бы его сердце подобного, разорвалось. Молились, умирая за Христа, с прошением о помощи святого Иннокентия. И пролился гнев его. И больше, чем в земные дни, сказалась огненная сила, сила святых! Разбойников мгновенно смыло, точно и не было их. Раненых перенесли в пещеры, омыли святой водой, помазали елеем, перевязали, и все до одного поправились.
Рака с мощами Иннокентия почиталась величайшим образом.

Однажды трое братьев, взяв по большой свече, спустились в пещеру поклониться преподобному и спросить по привычке благословения на день, один из них, Иоанн, увидел, как из гроба вышло маленькое пламя, выпорхнуло, как птичка, и полетело к свече брата Терентия. И свеча его ярко зажглась. От нее потом зажгли все другие лампады в пещере. Иннокентий дал видимый знак того, что паства питается огнем от той его большой свечи, что шла впереди него в земные дни.

Прошло три года. Благодать иннокентьевских пещер не давала дьяволу покоя. Несколько раз наведовались красные бандиты. Шестнадцать суток кряду охрипший чекист Бондарчук стоял и призывал оставшийся народ покинуть катакомбный монастырь. Но самые стойкие побеждали молитвой, держались один за одного. И солдаты не могли их выкурить ни страхом, ни посулами. После неоднократных угроз, Бондарчук приказал принести солому и подпалить катакомбы...

Днем, по указанию одного священника-доносчика, вынесли раку Иннокентия. Мощи поставили во дворе церкви.

Бондарчук лично отбил крышку у гроба и подозвал к себе народ, уверенный в мистификации. Нетленные мощи благоухали. Иннокентьевны сказали, что это их святой отец, и трепетно прикладывались к мощам. Но коммунист не унимался. Собравшись с духом, Бондарчук схватил лежащего за наперсный крест, бывший на нем, и стал тянуть, желая, чтобы цепь перерезала истлевшую шею умершего. Вдруг отец Иннокентий стал подниматься во весь рост, движение его было угрожающее. Бондарчук испуганно отпрянул и отпустил крест. Потом смирился и велел запечатать крышку гроба.

Гроб Иннокентия привезли в больницу. Главврач отпрянул в ужасе. Покойник, казалось, дышит и живой... "Он живой! Кого вы принесли мне?" — говорил оцепенелый взор медика. Бондарчук стоял, заломив руки за спину и выпятив грудь. Лицо его вытянулось, но по привычке и упрямству не сдавался. "Не может быть! Проверьте!" — сказал тихо. Взяли небольшое медицинское стекло и приложили к устам покойника. На нем запечатлелась испарина...

Вызвали главного областного врача. Моросил мелкий дождь, и солдат знобило. Красноармейцы-охранники закурили махорку и разговорились между собой, как вдруг что-то страшно зашумело, сверкнула молния, ударила в обоих. Караульные без чувств упали на землю. А когда очнулись, увидели облако ослепительного света, засиявшее над ними. С неба спустился огненный столп, и отец Иннокентий, войдя в него, вознесся к небесам, пока не исчез из поля зрения. Огненное зарево озарило все больничные палаты. Контуженные, с перевязанными руками и ногами, бросились к окнам... В огненном столпе восходящего на небо отца Иннокентия видели многие. Красноармейцы же так и остались лежать до утра ни живые, ни мертвые. Гроб был пуст.

Чекисты надеялись на некую атеистическую расшифровку события, воевали до конца. Угрожали, добывали своими средствами лжесвидетельства. Удалившись, совещались. Бондарчук предложил расстрелять красноармейцев здесь же, без промедления, чтобы без следа и памяти, и никаких свидетелей воскресения Иннокентия не останется. Но возникли сомнения: не видел ли кто еще? Не обернется ли против них самих расстрел красноармейцев? Солдаты дали присягу и расписку, что до смерти ничего не откроют. На другой день их снабдили деньгами и документами и отпустили домой. Власти рассчитывали, от воскресения не останется и следа, и концы в воду, а впечатлительные больные забудут...

Убиенных в пещере новомучеников-иннокентьевцев захоронили в ней же, неподалеку от небольшой церкви, в кельях, где молились. На панихиде о них трое видели Иннокентия, молящегося с ними в углу храма.

Иннокентьевское стадо рассеялось. Причисленный к архистратигам и к архангельским чинам Иннокентий и его верные спутники в земные дни оказывают особое попечение над землями Райского Сада.

Почти дословно повторив земные дни Спасителя, завершил свой подвиг вестник из Царствия Божия Иннокентий. Его жизнь, смерть, вознесение и чудотворные явления остаются такой же тайной, как вообще пакибытийная слава и торжество святых. И когда взор христианский погружается в духовный мир, то видишь за снежной вершиной обрисовывающийся огненный алтарь, и на нем лики праведных отцов, святителей и матерей, множества их чад, примкнувших к ним в земные дни... Вместе составляют они праведный собор Святой Руси, призванный сегодня вести человечество к свету. Омытый мученической кровью алтарь православной веры, какой видел ее Бог от сотворения мира и какой ее благословляли быть, уходя в вечность, праведные наши отцы и матери — непорочной, доброй, святой, чистой, ревностной, великой, вечной.

О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.