Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Сказки / Меню / Притчи

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - СКАЗКИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Про божью коровку

Жила-была божья коровка, звали ее Алла Демидовна. Маленькая такая, да удаленькая. Крылышками как взмашет, на небеса полетит – и хлебушка детям приносит. А хлебушек целительный. И дети, как заболеет кто, просили: БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - СКАЗКИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Божья коровка Алла
хлеб детям доставала,
болезни их исцеляла.

Однажды у девочки Оли плохая болезнь возникла, вроде дизентерии, бацилла какая-то. Ходила в детский сад и от детей заразилась.
Пришел врач по фамилии Бобонов-Бономов, такой серьезный дядя, грузный. Осмотрел Оленьку, трубкой-стетоскопом послушал и говорит:
– Ну, дело у нас непростое. Но есть божья коровка, которой нужно такую песенку пропеть:

Божья коровка,
божья коровка,
полети на небо,
принеси нам хлеба
черного и белого,
только не горелого.

Как только этот стих скажешь, божья коровка тебе тотчас и поможет. А я уже никакими лекарствами помочь не могу, – развел руками доктор Бобонов-Бономов. Затем свернул белый халат в чемоданчик и попрощался с Олиными папой и мамой.

Тут Олина мама говорит папе:
– Пойди-ка ты раздобудь нам где-нибудь божью коровку по имени Алла Демидовна.
– Хорошо, – говорит добродушный папа. Пошел на рынок, смотрит – там корова стоит. Подошел к ней:
– Корова, скажи, ты божья корова или не божья?

А корова в ответ:
– Му-у, конечно божья. Как я могу быть не божьей, ведь я молоко всем детям даю.
– А хлеба черного и белого ты можешь детям дать?
Она баба глупая была:
– Ну если хлеб в молоко окунуть, то и хлеба могу.
– Тогда иди со мной. А как тебя зовут? – по дороге спрашивает Олин папа.

– Меня зовут Марья Николаевна Степашина,
морда расквашенная,
молоко даю по телефону сотовому,
на грузовике по вызову,
раны языком вылизываю.

– Надо же! – воскликнул Олин папа. – Ну ты точно мою дочку Оленьку исцелишь. Может, языком ранку ей там какую полижешь, животик – она и исцелится.
– Ну конечно, – говорит Марья Николаевна Степашина.

Меня зовут Марья Николаевна
Степашина,
морда расква… ой, нет-нет,
не расквашена, а раскрашена!
Мария Николавна Степашина
морда раскрашенная,
молоко даю по расписанию,
по телефону сотовому
по понедельникам и субботам
на грузовике по вызову,
раны языком вылизываю.

Порадовался Олин папа, привел корову. Она боднула дверь.
– Мама, открывай, я тебе божью корову привел.
Открыли дверь – мама ахнула:
– Ты что ж сделал, глупец ты! Нужно было божью коровку, а ты – корову божью.
Почесал затылок Олин папа:

– Но она ж божья корова, Марья Николавна Степашина,
морда расквашена,
простите, раскрашенная,
молоко дает по телефону сотовому
в понедельник и субботу
на грузовике по вызову,
раны языком вылизывает.

Чего еще-то? Марья Николаевна, ты же мой дочке можешь помочь?
Она в ответ:
– Му-у-у, ничего не пойму-у, ничего не могу-у.
– Что же ты за дрянь такая, что я тебя тащил за рога с рынка, а ты не можешь мою дочку исцелить?
– Ну я, – говорит, – могу только молоко ей дать, а молока ей мало, ей нужно хлебушка. Ей нужна божья коровка, маленькая, а я – божья корова.
– Знаешь что, божья корова, – говорит Олин папа, – что, если мы тебе крылья приделаем? Ты полетишь на небо и принесешь нам хлеба черного и белого, только не горелого.
– Ну давай.

Три дня Олин папа, он мастеровой был человек, делал крылья. Наконец сделал и говорит:
– Ну корова, лети.
Она в ответ:
– Но я ж тяжелая. Куда мне лететь, я еле хожу. Я баба старая, только молоко даю, ну куда мне на небо с моими вымями? Я, – говорит, – корова Мария Николавна Степашина,

морда расквашена,
то есть простите раскрашенная,
молоко даю по телефону сотовому
по понедельникам и субботам
на грузовике по вызову,
раны детям языком вылизываю.

А больше ничего не могу. Увольте меня и крылья мне не приделывайте, а то я как поднимусь да как упаду – и вообще разобьюсь.
В общем, затея с крыльями не сработала.

А Марья Николаевна возмущается:
– И вообще издевательство какое! Что же это вы такое делаете, где же это вы видели, чтобы корова с крыльями ходила? Позорище какое! Каждое животное должно своим делом заниматься: птичка на небо летит, а корова должна на лугу сидеть, траву жевать, небо созерцать и молоко детям давать. Что ж вы такие люди несмышленые-то, издеваетесь над божьей коровой?
Папа понял, что дело плохо, решили корову отвести на луг.
– Иди, – говорят, – Мария Николаевна, пасись себе, может кто-то другой поможет.

На следующий день пасется Мария Николаевна Степашина на лугу, слезы роняет большие, плачет: обидели ее в доме. «Молочка хотела им дать, горячего, парного – отказываются. Все давай им кого-то хлеба черного и белого, только не горелого. Издевательство сплошное над нашим коровьем отродьем. Мафия какая развелась кругом, мафия одна…»

Плакала-плакала корова, оглянулась – муха села ей на спину. Она муху смахнула хвостом. Потом опять что-то чешется на спине, оглянулась – а там божья коровка Алла Демидовна крылышками взмахнула и запела высоким голоском:

Я божья коровка Алла,
хлеб детям давала,
болезни исцеляла,
черного и белого,
только не горелого.

– Так это ж тебя наверное доктор Бобонов-Бономов приглашал в дом! Ты ж божья коровка, а я корова божья. Давай звонить по телефону сотовому!
Вынула Марья Николаевна сотовый телефон и протягивает божьей коровке. Та в телефон пропищала:
– Я коровка божья, чего-то меня там зря потревожили. Меня зовут Алла Демидовна. Хлеб даю детям, болезни разные у них исцеляю. Могу крылышками взмахнуть, только скажи:

Божья коровка,
лети на небо,
принеси мне хлеба
черного и белого,
только не горелого.

– Марья Николавна, это ж как раз то, что нам нужно! – сказал корове по телефону Олин папа. – Пришли к нам, пожалуйста, божью коровку.

Божья коровка прилетела. И тут они все втроем стали просить: «Божья коровка, божья коровка, полети на небо, взмахни крылышками, принеси Оленьке хлеба черного и белого, только не горелого».
Божья коровка крылышками взмахнула, полетела на небо, принесла им хлеба черного и белого, только не горелого. Как Оленька этого волшебного хлеба вкусила, у нее все болезни и прошли.

Говорит божья коровка:
– Я хочу вступиться за подругу свою старшую, соседку по деревне, корову Марью Николаевну Степашину. Она тоже очень божья. Только разница между нами, что я божья коровка маленькая и у меня крылышки разукрашенные красные в крапинку, а она – корова божья, баба весомая, вместительная, созерцательная, может часами в одно место смотреть. Она кормилица, молочко парное дает детям. Может, я ее приглашу к вам в дом, она даст парного молочка?
– Конечно, конечно, Алла Демидовна, – сказали Олины папа и мама и сама Оленька, – пригласите ее к нам в дом.
– А то она обиделась, плачет, слезы льет огромные на поле, никому не нужна.

Позвонили по телефону сотовому Марье Николаевне, запищала в трубку божья коровка Алла Демидовна:
– Марья Николаевна приезжай, теплого молочка парного тебе заказали, чтобы ты всю семью Оленьки накормила.
Марья Николаевна прямо так и понеслась. Коровы удивляются: «С ума, что ли, она спятила? что это она так бежит?»

Она пришла в дом, ее встретили, сразу накормили и говорят:
– Марья Николаевна, мы тебя теперь берем в дом, будешь давать нам парного молочка.
И Оленька тоже была счастлива. Каждый день корова Марья Николаевна Степашина давала им парного молочка, а маленькая божья коровка по имени Алла Демидовна приносила хлеб. Только Оленька скажет:
– Божья коровка, полети на небо, крылышками взмахни, принеси нам хлеба черного и белого и т. д.

И все у них было – и хлеб, и молочко парное. И любимым занятием было, когда все собирались, мама ставила тарелку с хлебушком и наливала парного молочка. И дети окунали хлебушек в теплое парное молочко и счастливо кушали – и сказки слушали.

Вернуться...

sd О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2013 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2013. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.