Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Древние цивилизацииБЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности./ Кому поклонялись древние цивилизации? / Тайна Соломона

 

ДОРОГОЙ ДОБРА И ЛЮБВИ


ДОРОГОЙ ДОБРА И ЛЮБВИ

Первая книга блаженного Иоанна, которая попала мне в руки, называлась ‘Соловки – вторая Голгофа’. Тогда я еще не знал, что это главная книга автора. Но раскрыв ее, уже не выпускал из рук, пока не перевернул последнюю страницу. Сказать, что она заинтересовала меня, приковала внимание – ничего не сказать. Чтение произвело на меня шоковое впечатление. До того я много читал о Соловках, перелопатил целые горы воспоминаний, мемуаров, научных исследований. Я жил Соловками, болел ими, как и украинским Голодомором 1933-го года. Но то, как неожиданно осветил проблему человеческих страданий и мук о.Иоанн, было совершенно новым, просветленно-богомильским, кардинально меняло взгляды на мир.
Потом были четыре тома дневников, которые меня – апологета денниковой прозы – тоже перепахали насквозь, после чего я уже не мог не проштудировать многочисленные поэтические сборники и прозаические фолианты, жития великих духовных подвижников, книги музыкальных откровений и озарений...
Все вместе они открыли мне великую истину: блаженный Иоанн – абсолютный гений. Я увидел, что каждая его новая книга (а счет им идет не на десятки – на сотни!) никогда не повторяет предыдущую и всегда – о, чудо! – лучше, оригинальнее.
При чтении у меня возникало множество мыслей и наблюдений, на мой взгляд интересных и необычных, потому что великие книги порождают глубокие размышления. И я начал записывать их. Так родилась книга ‘Маэстро солнечных хоралов’, которая вышла в свет на двух языках – в Москве и в Ужгороде.
‘Крест и чаша отца Иоанна’ – своеобразное ее продолжение и дополнение.
Я сознаю, что теперь, когда в Украине нарастают антироссийские настроения, выход книги, посвященной русскому писателю-мистику, может быть воспринят далеко неоднозначно. Но здесь надо осознать великую правду: блаженный Иоанн – символ той духовной России, с которой нам строить добрососедские отношения и в недалеком будущем, и в грядущих веках, объединяясь на основе добра, любви и мира. Если Господь дал нам общие границы, то нам надлежит найти и обоюдные духовные точки соприкосновения, которые позволили бы гармонизировать жизнь.
К сожалению, я не могу похвалиться, что полностью постиг учение о.Иоанна, безоговорочно воспринял его доктрину. Я лишь ступил на путь познания и изучения, который не лишен сомнений, колебаний и душевных смятений. Но разве бывает по-другому на пути духовного роста? Сомнение, согласно Паскалю, – вечный спутник человека. Только религиозные фанатики не ведают колебаний и шатаний, поскольку убеждены в своей ярой непогрешимости. Однако, следуя за блаженным Иоанном, говорю себе: я могу ошибиться в понимании каких-то важных концептуальных принципов, духовных постулатов, в постижении истины... но никогда не позволю себе ошибиться на пути добра, любви и милосердия. Вот три кита, на которых держится мой мир и из которых выросла эта книга.
К тому же сотни прочитанных книг о.Иоанна, десятки рецензий и научных этюдов о нем, кажется, дают мне маленькое право призвать вас: откройте блаженного Иоанна как пророка, полюбите как поэта, познайте как мудрого историка, послушайте как музыканта – и вы почувствуете, что перед вами действительно уникальная личность и предтеча новой богоцивилизации!
Он из того мира, откуда пришли Моцарт и Бетховен, Чайковский и Березовский , Лев Толстой и Иоанн Бондарчук, матушка Евфосиния и Иннокентий Балтский, Серафим Умиленний и Михаил Ершов... А тот мир манит, завораживает и пленяет мягким светом неземного милосердия.
Выпуская в свет том за томом (величие этого титанического труда нам еще только предстоит постичь и оценить), блаженный Иоанн никому не навязывает свое богомильское (Богу милое!) учение. Сеет семена правды, открывает глаза и сердца на то, что постиг сам, что подарила ему Божия Матерь во время удивительных озарений и откровений. Принимать или нет – это уже личное дело каждого человека. Но если вы не безразличны к судьбе своей бессмертной души и ищете в мире добра и правды, если вас интересует кратчайший путь к доброму Небесному Отцу – тогда откройте для себя творчество блаженного Иоанна!
И еще. Кто даст себе труд прочитать хотя бы незначительную часть из его духовного наследия, бесспорно почувствует, что любовь к Украине у него не меньше, чем к родному Отечеству. В Украине прошли детские годы будущего помазанника, в Почаеве – его духовное становление. Ныне все чаще его пристальный взгляд устремлен на златоверхий Киев. Он много пишет о майдане, Донбассе и Луганске, о минувшем и грядущем нашей благословенной земли...
И если о.Иоанн употребляет определение ‘Святая Русь’ (что может насторожить слишком заангажированных в национальном вопросе читателей), то не в узко-шовинистичном значении. Святая Русь для него – не государственное земное образование, а духовное, горнее, общечеловеческое. Ибо, как говорил незабвенный Валерий Илья, ‘Украина не только здесь, но и на небесах’, а следовательно, и Россия, и все другие страны. В Святой Руси мы когда-нибудь навеки сольемся вместе в сияющем мире и любви.
О многом говорит и то, что сегодня великий провидец живет за пределами России. Вначале нашел приют от гонений близ Соловьиной горы в Малой Азии, где некогда упокоилась Божия Матерь, а сейчас – в Испании.
Необходимо сказать об эволюции религиозных воззрений мыслителя. Много лет он находился в лоне православной церкви, был рукоположен владыкой Иоанном Бондарчуком в сан епископа. Но, изначально видя трезво всю ложь и зло современного фарисейства, никогда не соотносил себя с земными религиозными институтами, искал истинного духовного отечества – небесной превечной церкви. И обрел, будучи обращен свыше в архетипическую, аутентичную духовность Христа и Божией Матери – катаризм и богомилизм.
Известно, что богомильское учение словно свеча во мраке вспыхивает там, где возникает недостаток гуманизма и попираются законы совести. Не такие ли времена мы переживаем сегодня, выйдя из темной бездны имперского сатанинского зла и оказались в не менее смутных временах? Как мог, я объяснил это в этой книге.
Приобщиться к Иоанновой экклесии могут все: мусульмане и иудеи, римо-католики и индуисты, буддисты и атеисты.... Все тропы милосердных людей сольются однажды в единый путь в тех безграничных добрых мирах, которые так вдохновенно воспевает и в которые открывает врата отец Иоанн.
Правда еще в том, что триста лет после Великого Возвращения Иисуса в вышнее царство христианство жестоко преследовалось, распиналось, уничтожалось. Когда власти предержащие осознали, что справиться с ним не в состоянии, сделали государственной структурой. Но что изменилось? Разве прекратились войны, моры, пытки, мировое зло? Кажется, напротив: разгорелись костры инквизиции, участились кровавые походы, аутодафе и тому подобные ужасы. На все подвластное себе государство бросает черную зловещую тень, и даже церковь становится ее ‘конторой’.
Впрочем, тема политики и теологии не входит в сферу приоритетных интересов автора этой книги. На первом месте для меня – творческие аспекты: поэзия, музыка, волнующие мистические прорывы в трансцендентное. Очарованный высоким стилем письма о.Иоанна, я открываю глубины его мышления и мистических прозрений, объясняю и выражаю как могу. И пусть вас не настораживает слово ‘мистика’. Мир – тайна. И объяснить его можно только сферой мистического. А блаженному Иоанну открыты высшие горние миры, куда улетят наши души. Хорошо, если просветленные и подобревшие.
Любовь, милосердие и доброта безграничны, и путь к ним безграничен. Идти этим путем так волнительно и маняще!

Петро Сорока

Максим Созонтович Березовский (1745–1777) – выдающийся украинский и русский композитор, наряду с Бортнянским считается создателем классического русского хорового концерта.

 

 

 

 

Новая Атлантида

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Великая цивилизация Атлантиды сочла для себя лучшим уйти в воды мирового океана, в чудесные морские просторы «перевернутого неба».

Непонятая миром, древняя Атлантида, на десятки тысяч лет опередившая ход общечеловеческой истории, ушла на дно морское на вершине своего умонепостижимого страстного, чтобы стать сегодня основанием для рождения новой Солнечной Атлантиды - цивилизации Первородной непорочности.

Несмотря на прошедшие многие тысячелетия, по-прежнему   целые поколения пленяются таинственной и загадочной Атлантидой, в честь которой многочисленные поэты и миннезингеры сложили прекрасные гимны и поэмы, прославляя подвиг атлантических героев.

Греция и Рим не поняли и, по сути, дискредитировали Атлантиду в своих книжных и культовых мифах, превратно представив великое явление как вульгарное язычество.

Выдающийся современный мыслитель блаженный Иоанн по-новому, богооткровенно осмысляет это исторический  феномен. Атлантида – непорочная цивилизация, достигшая совершенства во всех сферах жизнедеятельности, – утверждает он. – Атлантические персонажи явились прообразами великих исторических личностей, кардинально повлиявших на судьбы человечества.  Аполлон – это атлантический  христос, его мать – гонимая богородица Атлантиды. Дочь любви – Афродита, выходящая из морской пены, Прометей – огненный апостол любви Миннэ.

Блаженный Иоанн преподносит Атлантиду как цивилизацию, в которой совершилось торжество непорочного начала над началом супротивным, злым. Во все времена непорочное начало противостояло началу зла, олицетворенному в образе князя мира сего, чья власть опирается на узурпацию, похоть и материализм.

Это противостояние принимало самые разные формы внутри культур и религиозных школ, но в любую эпоху всегда существовала ветвь истинной духовности, обладавшая просвещенным знанием об аутентичном лике божества. Так было в древнем Вавилоне и Египте, в легендарной Атлантиде, оставившей память о себе в культуре Эллады.

Отношения между людьми в Атлантиде строились по универсальным законам премудрости. Основой жизни была любовь. Любовь не плотская, присущая порочным цивилизациям, а любовь Миннэ. Миннэ – идеал вышней любви. Сердца людей были  упоены такой силой любви Миннэ, что порок был невозможен, зло – неуместно.

Современная цивилизация, – считает блаженный Иоанн, – катастрофически удалилась от Миннэ. Любовь Миннэ заложена в архетипе человека. Чем дальше человечество уходит от своего архетипа, тем явственнее на земле проявляется и умножается зло.
Во все века землю посещали вестники Миннэ. Но всякий раз находились инквизиторы, дискредитировавшие помазанников, объявляя их ‘сумасшедшими’, ‘еретиками’, ‘прелестниками’ и, в конечном итоге, запрещали весть о Миннэ. Как правило, эти запретители насаждали в религиях и в государствах  идеологию страха, с помощью которого, как они считали, единственно возможно управлять массами людей. Они смертельно боятся Миннэ.

Общество атлантов возглавляли белые старцы, солнечные архонты, достигшие на земле ступени олицетворенных божеств. Лики их сияли ярче солнца, они владели великими тайнами духовного пути, блюли идеалы вышней любви, творили чудеса. Им было дано определять судьбы мира, руководить земными и духовными процессами. Они обладали властью над стихиями, общались с птицами, животными, травами на их языке.

Им было дано созерцать вышнее божество воочию, быть с ним в диалоге. Старцы-мудрецы имели ключи от небесных и подземных сфер, владели тайнами происхождения мира и человека. Они приносили обеты вечного девства и отказывались от какой бы то ни было власти, помимо власти любви.

На них обитал божественный дух любви и премудрости. Старцы почитались как воплощение божества на земле, каждое слово их было свято и нерушимо. Большей частью они пребывали в затворе, в непрестанной молитве и созерцании. Многие из них могли жить на земле сотни и тысячи лет, достигая ступени бессмертия.

Атлантида была оазисом удивительных, необыкновенных людей, отличительной особенностью которых было – невероятная доброта, мирность и любвеобильность. Они с одинаковым почтением относились как к Богу, так и к человеку. Небесные люди – так называли их окружающие.

Под руководством белых старцев атланты достигали высочайших ступеней духовности, облекались в бессмертные тела, могли восхищаться на небеса, возвращаться на землю, освящать пространства, исцелять от смертельных болезней, воскрешать из мертвых. Все чудеса, которые они творили, совершались не оккультно-магическими практиками, но исключительно силой вышней любви.

Мудрецы Атлантиды учили, что человек – это божество небесного происхождения, рожденное из последней капли любви Отца. Несмотря на поврежденность грехом и заблуждения, человек обладает неиссякаемым потенциалом любви, раскрыть который могут только старцы-помазанники, обладающие даром любви Миннэ.

Блаженный Иоанн пророчески возвещает наступление эпохи новой Атлантиды – цивилизации, в которой в равной степени будет воздаваться почитание и божеству и человеку. В этой цивилизации не будет места войнам, болезням и никакому злу, но в сердцах, по всей земле будет царствовать вышняя любовь.

 

 

Приобрести книги об Атлантиде

Таинственные аспекты религии Вавилона

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Небесный мир представлен верховным божеством АнУ, аналогом совершенного Отца Небесного. Ану никогда не спускается на землю. Он не от мира сего. Земными процессами управляет таинственно через своих посредников.

Супругой Ану является Инаoнна (Иштар), богоматерь Вавилона. Иштар – проявленное Божество чистой любви. Ей присуща ипостась эллинской Артемиды, изображаемой обычно с луком и стрелами. Иштар более чем охотница – воительница. Ищет светлые души, способные быть пронзенными стрелой вышней любви. Инанна-Иштар потрясена любовью своего обожаемого супруга и отца Ану. Она хотела бы раскрыть творению эту любовь и более того: совершить важнейшее в эзотерике древнего Вавилона – таинство непорочного зачатия (рождение свыше, о котором говорил Христос в беседах с Никодимом).

Ее имя Инанна непосредственно вытекает из Ану. Состоит из тех же звуков, омонимично. Она – его женская ипостась, божество святой любви, побеждающей грех, страх, смерть и земные тяготения. Любви, которую позднее Христос в своем откровении ученикам из церкви Святой Чаши назовет СвященноМиннэ ( Миннэ – чистая небесная любовь. Ее воспевали русские соловушки и европейские девственные миннезингеры, менестрели, трубадуры), прося установить поклонение ей. Олицетворением Священноминнэ являются помазанники, в частности сын всевышнего ТаммузИ, возлюбленный Иштар. Таммузи умирает и воскресает. В честь этого умирающего и воскресшего человекобожества в Вавилоне справляют празднество. Таммузи влюблен в Иштар в той степени, в какой и она влюблена и не отводит взора от любящего Ану.

Вавилонский пантеон – сплошная обожающая девственная божественная любовь. Супружеская пара Иштар и Таммузи представляет торжество чистой любви над смертью. ПомазАнник приходит в мир, чтобы стяжать наивысшую любовь. Войти в страстноoе, довести страстнОе до запредельного состояния, умереть от любви и тем самым воскреснуть. В таинстве Иштар-Таммузи заключался солнечный жезл посвященных Вавилона. Ану, Инанна и Таммузи в версии Святого Грааля – Отец, Мать, Сын. Ану непричастен этому миру, а Инанна и Таммузи – великие непорочные посредники.

Хозяином земли, согласно вавилонской эзотерике, является Бел или Баал (Бе-эль, ‘господин’, ‘владыка’, Элогим). Этот земной бог, повелитель племен, является ‘другом-врагом’ человека. Принимать его идеалы, входить и выходить его входами на землю пагубно для сынов человеческих. Их призвание – прозреть на совершенство Ану и, приняв стрелу вышней любви от лука богини Иштар, уподобиться Таммузи-агнцу: придя в мир с желанием пройти наивысшие посвящения, умереть от любви и воскреснуть, обретя тем самым вечную жизнь.

Вавилонская религия в универсуме была прообразом того, что принес в мир Христос.


Окситанская цивилизация (катары)

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Односложного исторического определения катарства нет.

Духовность, на основе которой просияла катарская цивилизация в Средние века, непрерывно эволюционирует, не теряя, впрочем, своей аутентичности. Как и Святой Дух, она неуловима и неповторима в каждую эпоху. Тем не менее все проявления ее, независимо от временных условностей, составляют неразрывное единство, одну общую традицию, что из века в век скрыто или явно оплодотворяет человеческую культуру.

Катаризм для нас не историческое движение, имевшее место когда-то в прошлом. Это другая Церковь, другое миросозерцание, другой modus vivendi. Это не столько «альтернатива» средневековому римскому католицизму, не столько ранняя попытка «предвосхитить» Реформацию или демократические завоевания Нового времени (как обычно представляют катаров современные исследователи и комментаторы), сколько реализация изначально глубоко заложенных в человеке высочайших и благороднейших устремлений, вопреки всему окружающему миропорядку состоявшаяся в масштабе цивилизации. Уникальной цивилизации, основу которой составили вера в доброго и непорочного Бога, Отца чистой любви, и вера в доброго, потенциально божественного человека.

Эта вера – общая для многих цивилизаций прошлого (о большинстве из которых нам почти ничего не известно) имеет исторические основы и корни. Она имеет и свое разрешение в настоящем и будущем. Меняются декорации, но изначальная Великая Церковь любви остается одна и та же в своем историческом движении. Катаризм был одним из ее проявлений, быть может самым впечатляющим, но далеко не исчерпывающим.

Поэтому всегда, когда мы говорим о катаризме, просим помнить: мы отнюдь не имеем в виду только религиозное движение Западной Европы, существовавшее в XI-XIV вв. и павшее под ударами крестовых походов и инквизиции. Мы понимаем катаризм расширительно, как религию любви и духовной свободы, обращенную к любящему Отцу на небесах и возвышающую человека до божественного достоинства. Эта религия чужда догматике и рутинерству. Она не приемлет грех и обладает тайной освобождения от него. Она раскрывает потенциал духовного восхождения, позволяющий преодолеть рамки трехмерного бытия и достичь престолов Божества.

Это в лучшем смысле эзотерическая и вместе с тем универсальная доктрина, но было бы неправильно сводить ее только к религиозной сфере. Мы наследники мучеников любви, которые умирали за Отца любящего. Великая Церковь любви включает в себя и тех, кто, не веруя в Бога, принес себя в жертву из любви. Их последний вздох был принят на небесах, и ныне они вошли в великий собор святых праведных душ.

Читать далее о катарах...

Приобрести книги о катарах

sd О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.