Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Древние цивилизацииБЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности./ Кому поклонялись древние цивилизации? / Тайна Соломона

 

ГЕНИЙ ЛЮБВИ, БОЛЬШИЙ САМОГО СЕБЯ




ГЕНИЙ ЛЮБВИ, БОЛЬШИЙ САМОГО СЕБЯОтец Иоанн – абсолютный гений.
Вот истина, которая открывается в духе тому, кто подходит к его слову с открытым сердцем и умом, жаждущим знаний, со сковородинской константой: ‘А мне одна только в свете дума – как бы мне умереть не без ума’.
Волею судьбы я встречал много талантливых писателей, со многими дружил и поддерживаю тесные дружеские отношения. Некоторые из них исключительно одарены, подчас с признаками гениальности, как чудесная Эмма Андиевская – настоящее чудо природы, непревзойденный мастер пера и кисти... Но то, что делает Андиевская – окутано духом магии (не случайно зачитывается Кастанедой), а то, что о.Иоанн – духом святости и мистерийности. Он весь в инобытии или пакибытии (богомильский термин). Его миссия несравненно выше и даже в сфере художественного слова его значение больше, о чем далее.
1
Блаженный Иоанн – автор более 500 книг (точного числа не знает никто, даже он, потому что их так же трудно сосчитать, как звезды на небе). И это не утлые сборники-бабочки, а 300-400-500-страничные фолианты. Четыре тома его исповедальних дневников-ночников насчитывают более тысячи страниц каждый. Но поражает не только это. Неверно было бы думать, что автор гонится за количеством, хочет поразить, огорошить читателя их приумножением. Совсем нет! Количество у него – от острой необходимости открыть сердце, поделиться знаниями, наставить заблудших, помочь выстоять. Это писание растет как трава весной, как девственный лес – как бы само собой, естественно и легко. Растет, потому что не может не расти, потому что такова воля Высшей Силы.
Но больше, чем число написанных книг, поражает содержание, новизна затронутых тем, их мистическая глубина, авторское новаторство, стилистическая завершенность и высокий уровень художественности. Здесь открытия на каждом шагу. И что примечательно: в каждой книге автор другой, будто заново рожденный.
Здесь все – диво дивное. И преувеличения в этом нет. Это письмо шекспировской, сервантесовской, толстовской глубины. Но в духовном плане блаженный Иоанн превосходит своих великих предшественников, потому что идет дальше и видит глубже, как пророк и мессианистический прозорливец.
Понять, что перед нами великий и редкий избранник, можно по любой его книге. Не принципиально и не существенно, какой из сотен его трудов первым попадет вам в руки. Главное, чтобы-таки попал, не прошел мимо. Сошлюсь на собственный опыт: я открыл мир блаженного Иоанна благодаря дневникам. Они потрясли меня с первой страницы и поражали до последней фразы (чтение затянулось на несколько недель). Бесчисленные открытия, глубинные прорывы в непознанное, прикосновения к тайне тайн – вот что такое эта дневниково-ночниковая проза. И неизменно высокий художественный уровень, что мне хочется подчеркнуть особо, ибо, как земные ценности проверяются золотом, так уровень письма проверяется художественностью. У о.Иоанна прекрасные незабываемые образы, ослепительные каскады афоризмов. Это так захватило меня, что на основе дневников я составил две книги крылатых фраз, максим и сентенций на украинском и русском языках, объемом 200 страниц каждая. Конечно, их можно было расширить вдвое и даже втрое, а при желании чуть ли не до галактических размеров, если черпать из всех книг.
Блаженный Иоанн – русский человек, москвич, последние несколько лет живет в Испании, в окрестностях Барселоны, а до этого жил в Турции, вблизи Соловьиной горы, места успения Богородицы.
Его цель – раскрыть сердце читателя, затронуть архетипическую струну в ней, вызвать слезу очистки. Он говорит нам о чем-то большем нас самих. За ним хочется идти, как за путеводной звездой, зовущей и обозначающей путь – земной и небесный.
Писание Блаженного наполнено музыкой. Таинственной. Волнующей. Вышней. Высокий музыкальный атлантический строй дарит мир, покой и благодать, а также отвечает на те вопросы, которые мучают каждого мыслящего человека.
И вот какое чудо: сила и величие этого письма в том, что оно одинаково доступно как для эстетически подготовленного читателя, так и рядового. Оно – для всех. Но разве не так воспринимает пристрастная читательская общественность действительно крупных писателей от Боккаччо до Моэма, от Чехова до Винниченко?!
Жизнь этих книг обещает быть не просто долгой – вечной, потому что они пополняют не только земные библиотеки-сокровищницы, но и Мистическую Библиотеку Небес. Придет время, и их тираж превысит многомиллиардные тиражи Библии и Корана. Говорю это, потому что блаженный Иоанн – предвестник новой Богоцивилизации, которая приходит на смену предыдущей, выполнившей свою миссию и исчерпавшей себя. Время земного зла заканчивается, и блаженный Иоанн трубит об этом, предвещая Великое Освобождение и давая разуметь путь к нему. Число его поклонников во всем мире постоянно растет и будет расти еще больше. Будем верить: не только с каждым днем, а каждым часом.
У блаженного Иоанна каждая фраза исполнена бесценной мистической информации, которая сообщает сердцу и душе высокий лад и особые вибрации. Он стремится, чтобы читатель включил мысль, задумался, дошел до самой сути того или иного явления или утверждения. И источает такую силу любви, тепла и доброты, что, кажется, их огонь способен растопить айсберг.
На фоне современной литературы (всех этих коэльо, дэнов браунов, кастанед с зюскиндами), беспощадно окрадывающей читателя, наводящей магию и порчу, письмо великого провидца одаривает, обогащает, осчастливливает человека.
К тому же, каждая его фраза гармонична, стилистически отточенна. Я не встречал в его книгах неудачных, корявых или поспешных фраз. Здесь все совершенно, все прошло чудесную огранку (гранить можно не только предложения, но и слова), предельно приближено к величию церковнославянского языка.
Если бы меня попросили назвать две важнейшие составляющие стиля о.Иоанна, которые взаимно исключают друг друга и одновременно дополняют, не могут существовать друг без друга, – я назвал бы глубину и почти неосязаемую наивность. Почему наивность? Потому что именно она – непременная составляющая для передачи атлантических вибраций.
Конечно, такое письмо не может родиться по одному только хотению автора. Никакие сверхусилия и труд в поте лица тут не помогут, каким бы уровнем мастерства ты не владел. Должен действовать высший дух.
Писать блаженному Иоанну помогает высокая мистика Атлантиды – непорочной цивилизации святого Грааля, элизиум блаженств. Он берется за перо тогда, когда душа поет. По этому поводу св.Евфросиния говорила: ‘Без блаженства ничего делать в вере’. Можно добавить: в писательстве тем более.
Уверен, что если бы спросить автора, как ему удается создавать такие сложнейшие тексты, добиваться таких впечатляющих ритмов, то он бы только пожал плечами: ‘Разве я знаю? Читайте как написано’.
Все в нем держится на тайне, на высшей мудрости, на иерархии архетипов, ведущей к золотому кресту с восемью лучами в круге, которые почитали катары и богомилы, и каждый из которых уместно назвать по имени: премудрость, любовь, добро, чистота, мир, милосердие, гармония, красота, а круг – вечная жизнь.
Это письмо исцеляет огнем любви, наполняет сердце добротой, а разум премудрости. Так радостно, сладко и волнительно идти за автором!
Слово о.Иоанна дает то, что не может дать ни одна медитация, тибетские ашрамы, астральные выходы... У него любовь, которой нет на земле, доброта, невозможная на свете, чистота, к которой стремится душа, как жаждущий странник – к спасительной воде в выжженной пустыне.
Блаженный Иоанн всегда сначала открывает сердце, а затем уста. Духовность переходит в слово, и слово растворяется в духовности.
2
Гений всегда опережает свое время и не вписывается в него, от чего тяжело страдает. Как предвестник и предтеча новой Богоцивилизации, о.Иоанн идет непроторенными, тернистыми путями. Ему не только суждено отрекаться от старых догм и ломать стереотипы, но и обличать грехи старого мира, чтобы навсегда сжечь их в 3000-градусном огне любви.
Конечно, он не смог бы выстоять, если бы за ним не стояли Христос и Божья Матерь, если бы в написанное не вдыхала душу Вышняя Премудрость. Вулканическая магма его книг становится все концентрированнее и приобретает взрывную силу. Св.Ефросиния говорит с небес: ‘Твои поздние книги намного лучше, чем первые’. Но каковы первые! Над ними умывалась слезами Божия Матерь.
Блаженный Иоанн пишет – как дышит.
Его книги наводняют мир.
Основные темы его творчества: Миннэ, девство, непорочность, радость, обожание, боготворения, радость, нежность, жертвенность, верность до последнего...
Часто его письмо приобретает полемического звучание, чем-то отдаленно перекликается с произведениями Ивана Вышенского, Кампанеллы и Петра Скарги. Но о.Иоанн – значительно проницательнее их, прозорливее и острее.
Блаженный Иоанн переполнен безграничной любовью, невыразимой добротой и нежностью. Каждого он стремится обнять светом этой любви, всем принести утешение, освобождение. Сила этих чувств побеждает темные наваждение зла, смерти и страха. Его сердце вмещает в себе всю землю и небо.

3
Блаженного Иоанна можно понять только приняв его как гения, а его писание – как светопись и тайнопись, считанные из небесных свитков или продиктованные бесплотным духом по воле Премудрости. Отсюда каждая его минута на земле бесценна. Каждый, кто входит в его силовое поле, сближается с ним, попадает под влияние Божества и становится инструментом Великой Божьей Работы.
Однако, очистительное учение о.Иоанна не так легко пробивает себе дорогу в сознании массового читателя и трудно утверждается в мире. Почему? Только ли потому, что новое всегда приживается трудно? Нет, не только. Учение Блаженного смертельно угрожает тому миру, что сеет мрак и властвует над человеческими душами тысячи лет. И тут не до поклонов или реверансов. Идет брань – большая и смертельно опасная. Поэтому жизнь о.Иоанна под постоянной угрозой, и только Божия Матерь спасает его от стрел земных элогимов.
Абсолютный гений – великая роскошь истории.
К сожалению, осознание этого зачастую приходит с большим опозданием, когда земной путь великого человека заканчивается. Однажды миллионы выдохнут: ‘Какая большая душа приходила в мир, какую любовь несла!’ Но в случае блаженного Иоанна, уверен, эти слова прозвучат еще при его жизни, и он ощутит, что человечество поняло его и способно осмыслить и принять тайну его великих откровений.

Петро Сорока

 


Григорий Сковорода – великий украинский философ XVIII в.

 

 

 

 

 

Новая Атлантида

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Великая цивилизация Атлантиды сочла для себя лучшим уйти в воды мирового океана, в чудесные морские просторы «перевернутого неба».

Непонятая миром, древняя Атлантида, на десятки тысяч лет опередившая ход общечеловеческой истории, ушла на дно морское на вершине своего умонепостижимого страстного, чтобы стать сегодня основанием для рождения новой Солнечной Атлантиды - цивилизации Первородной непорочности.

Несмотря на прошедшие многие тысячелетия, по-прежнему   целые поколения пленяются таинственной и загадочной Атлантидой, в честь которой многочисленные поэты и миннезингеры сложили прекрасные гимны и поэмы, прославляя подвиг атлантических героев.

Греция и Рим не поняли и, по сути, дискредитировали Атлантиду в своих книжных и культовых мифах, превратно представив великое явление как вульгарное язычество.

Выдающийся современный мыслитель блаженный Иоанн по-новому, богооткровенно осмысляет это исторический  феномен. Атлантида – непорочная цивилизация, достигшая совершенства во всех сферах жизнедеятельности, – утверждает он. – Атлантические персонажи явились прообразами великих исторических личностей, кардинально повлиявших на судьбы человечества.  Аполлон – это атлантический  христос, его мать – гонимая богородица Атлантиды. Дочь любви – Афродита, выходящая из морской пены, Прометей – огненный апостол любви Миннэ.

Блаженный Иоанн преподносит Атлантиду как цивилизацию, в которой совершилось торжество непорочного начала над началом супротивным, злым. Во все времена непорочное начало противостояло началу зла, олицетворенному в образе князя мира сего, чья власть опирается на узурпацию, похоть и материализм.

Это противостояние принимало самые разные формы внутри культур и религиозных школ, но в любую эпоху всегда существовала ветвь истинной духовности, обладавшая просвещенным знанием об аутентичном лике божества. Так было в древнем Вавилоне и Египте, в легендарной Атлантиде, оставившей память о себе в культуре Эллады.

Отношения между людьми в Атлантиде строились по универсальным законам премудрости. Основой жизни была любовь. Любовь не плотская, присущая порочным цивилизациям, а любовь Миннэ. Миннэ – идеал вышней любви. Сердца людей были  упоены такой силой любви Миннэ, что порок был невозможен, зло – неуместно.

Современная цивилизация, – считает блаженный Иоанн, – катастрофически удалилась от Миннэ. Любовь Миннэ заложена в архетипе человека. Чем дальше человечество уходит от своего архетипа, тем явственнее на земле проявляется и умножается зло.
Во все века землю посещали вестники Миннэ. Но всякий раз находились инквизиторы, дискредитировавшие помазанников, объявляя их ‘сумасшедшими’, ‘еретиками’, ‘прелестниками’ и, в конечном итоге, запрещали весть о Миннэ. Как правило, эти запретители насаждали в религиях и в государствах  идеологию страха, с помощью которого, как они считали, единственно возможно управлять массами людей. Они смертельно боятся Миннэ.

Общество атлантов возглавляли белые старцы, солнечные архонты, достигшие на земле ступени олицетворенных божеств. Лики их сияли ярче солнца, они владели великими тайнами духовного пути, блюли идеалы вышней любви, творили чудеса. Им было дано определять судьбы мира, руководить земными и духовными процессами. Они обладали властью над стихиями, общались с птицами, животными, травами на их языке.

Им было дано созерцать вышнее божество воочию, быть с ним в диалоге. Старцы-мудрецы имели ключи от небесных и подземных сфер, владели тайнами происхождения мира и человека. Они приносили обеты вечного девства и отказывались от какой бы то ни было власти, помимо власти любви.

На них обитал божественный дух любви и премудрости. Старцы почитались как воплощение божества на земле, каждое слово их было свято и нерушимо. Большей частью они пребывали в затворе, в непрестанной молитве и созерцании. Многие из них могли жить на земле сотни и тысячи лет, достигая ступени бессмертия.

Атлантида была оазисом удивительных, необыкновенных людей, отличительной особенностью которых было – невероятная доброта, мирность и любвеобильность. Они с одинаковым почтением относились как к Богу, так и к человеку. Небесные люди – так называли их окружающие.

Под руководством белых старцев атланты достигали высочайших ступеней духовности, облекались в бессмертные тела, могли восхищаться на небеса, возвращаться на землю, освящать пространства, исцелять от смертельных болезней, воскрешать из мертвых. Все чудеса, которые они творили, совершались не оккультно-магическими практиками, но исключительно силой вышней любви.

Мудрецы Атлантиды учили, что человек – это божество небесного происхождения, рожденное из последней капли любви Отца. Несмотря на поврежденность грехом и заблуждения, человек обладает неиссякаемым потенциалом любви, раскрыть который могут только старцы-помазанники, обладающие даром любви Миннэ.

Блаженный Иоанн пророчески возвещает наступление эпохи новой Атлантиды – цивилизации, в которой в равной степени будет воздаваться почитание и божеству и человеку. В этой цивилизации не будет места войнам, болезням и никакому злу, но в сердцах, по всей земле будет царствовать вышняя любовь.

 

 

Приобрести книги об Атлантиде

Таинственные аспекты религии Вавилона

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Небесный мир представлен верховным божеством АнУ, аналогом совершенного Отца Небесного. Ану никогда не спускается на землю. Он не от мира сего. Земными процессами управляет таинственно через своих посредников.

Супругой Ану является Инаoнна (Иштар), богоматерь Вавилона. Иштар – проявленное Божество чистой любви. Ей присуща ипостась эллинской Артемиды, изображаемой обычно с луком и стрелами. Иштар более чем охотница – воительница. Ищет светлые души, способные быть пронзенными стрелой вышней любви. Инанна-Иштар потрясена любовью своего обожаемого супруга и отца Ану. Она хотела бы раскрыть творению эту любовь и более того: совершить важнейшее в эзотерике древнего Вавилона – таинство непорочного зачатия (рождение свыше, о котором говорил Христос в беседах с Никодимом).

Ее имя Инанна непосредственно вытекает из Ану. Состоит из тех же звуков, омонимично. Она – его женская ипостась, божество святой любви, побеждающей грех, страх, смерть и земные тяготения. Любви, которую позднее Христос в своем откровении ученикам из церкви Святой Чаши назовет СвященноМиннэ ( Миннэ – чистая небесная любовь. Ее воспевали русские соловушки и европейские девственные миннезингеры, менестрели, трубадуры), прося установить поклонение ей. Олицетворением Священноминнэ являются помазанники, в частности сын всевышнего ТаммузИ, возлюбленный Иштар. Таммузи умирает и воскресает. В честь этого умирающего и воскресшего человекобожества в Вавилоне справляют празднество. Таммузи влюблен в Иштар в той степени, в какой и она влюблена и не отводит взора от любящего Ану.

Вавилонский пантеон – сплошная обожающая девственная божественная любовь. Супружеская пара Иштар и Таммузи представляет торжество чистой любви над смертью. ПомазАнник приходит в мир, чтобы стяжать наивысшую любовь. Войти в страстноoе, довести страстнОе до запредельного состояния, умереть от любви и тем самым воскреснуть. В таинстве Иштар-Таммузи заключался солнечный жезл посвященных Вавилона. Ану, Инанна и Таммузи в версии Святого Грааля – Отец, Мать, Сын. Ану непричастен этому миру, а Инанна и Таммузи – великие непорочные посредники.

Хозяином земли, согласно вавилонской эзотерике, является Бел или Баал (Бе-эль, ‘господин’, ‘владыка’, Элогим). Этот земной бог, повелитель племен, является ‘другом-врагом’ человека. Принимать его идеалы, входить и выходить его входами на землю пагубно для сынов человеческих. Их призвание – прозреть на совершенство Ану и, приняв стрелу вышней любви от лука богини Иштар, уподобиться Таммузи-агнцу: придя в мир с желанием пройти наивысшие посвящения, умереть от любви и воскреснуть, обретя тем самым вечную жизнь.

Вавилонская религия в универсуме была прообразом того, что принес в мир Христос.


Окситанская цивилизация (катары)

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Односложного исторического определения катарства нет.

Духовность, на основе которой просияла катарская цивилизация в Средние века, непрерывно эволюционирует, не теряя, впрочем, своей аутентичности. Как и Святой Дух, она неуловима и неповторима в каждую эпоху. Тем не менее все проявления ее, независимо от временных условностей, составляют неразрывное единство, одну общую традицию, что из века в век скрыто или явно оплодотворяет человеческую культуру.

Катаризм для нас не историческое движение, имевшее место когда-то в прошлом. Это другая Церковь, другое миросозерцание, другой modus vivendi. Это не столько «альтернатива» средневековому римскому католицизму, не столько ранняя попытка «предвосхитить» Реформацию или демократические завоевания Нового времени (как обычно представляют катаров современные исследователи и комментаторы), сколько реализация изначально глубоко заложенных в человеке высочайших и благороднейших устремлений, вопреки всему окружающему миропорядку состоявшаяся в масштабе цивилизации. Уникальной цивилизации, основу которой составили вера в доброго и непорочного Бога, Отца чистой любви, и вера в доброго, потенциально божественного человека.

Эта вера – общая для многих цивилизаций прошлого (о большинстве из которых нам почти ничего не известно) имеет исторические основы и корни. Она имеет и свое разрешение в настоящем и будущем. Меняются декорации, но изначальная Великая Церковь любви остается одна и та же в своем историческом движении. Катаризм был одним из ее проявлений, быть может самым впечатляющим, но далеко не исчерпывающим.

Поэтому всегда, когда мы говорим о катаризме, просим помнить: мы отнюдь не имеем в виду только религиозное движение Западной Европы, существовавшее в XI-XIV вв. и павшее под ударами крестовых походов и инквизиции. Мы понимаем катаризм расширительно, как религию любви и духовной свободы, обращенную к любящему Отцу на небесах и возвышающую человека до божественного достоинства. Эта религия чужда догматике и рутинерству. Она не приемлет грех и обладает тайной освобождения от него. Она раскрывает потенциал духовного восхождения, позволяющий преодолеть рамки трехмерного бытия и достичь престолов Божества.

Это в лучшем смысле эзотерическая и вместе с тем универсальная доктрина, но было бы неправильно сводить ее только к религиозной сфере. Мы наследники мучеников любви, которые умирали за Отца любящего. Великая Церковь любви включает в себя и тех, кто, не веруя в Бога, принес себя в жертву из любви. Их последний вздох был принят на небесах, и ныне они вошли в великий собор святых праведных душ.

Читать далее о катарах...

Приобрести книги о катарах

sd О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.