Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Древние цивилизацииБЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности./ Кому поклонялись древние цивилизации? / Тайна Соломона

 

ИСПОВЕДЬ НЕСКОНЧАЕМАЯ



ИСПОВЕДЬ НЕСКОНЧАЕМАЯ

Отец Иоанн и его вечное, бесконечное, блаженное, мудрое, печальное и радостное, бессмертное РАЗДУМЬЕ о нас обо всех.
Через себя, как через громадную чистейшую и сияющую линзу, через живой сияющий Космос, он разглядывает, рассматривает радость смерти и беду жизни. А потом наоборот, парадоксально и счастливо: боль смерти и радость жизни. Ту самую, Бетховенскую Радость, радость Девятой симфонии, где – Seit umschlungen, Millionen! diesen Kuss der ganzen Welt!
ВЕСЬ МИР – это ведь и синоним слова Вселенная (а по-чешски, между прочим, Вселенная так и будет – Vesmir...) – да, весь Мир обнимает отец Иоанн всем собою, и это объятие не может разорвать ничто, да, ничто, потому что такие души, как душа отца Иоанна, рождаются ВМЕСТЕ с Миром, и уходят вместе с ним, – но и вместе с ним не уходят, а обращаются в новый, занебесный, запредельный его Свет.
Дневник – интимная вещь; и тысячи, сотни тысяч людей ведут его, записывая свои смертные мысли и мгновенные чувства – на клочках бумаги, в тетрадках, на белизне дисплея.
Так им легче жить; так они видят себя в зеркале плачей и восклицаний своих.
Но Дневник отца Иоанна 2017 года – особый дневник. Особые записи.
Это записи на грани тьмы и света – с полным пониманием того, что будет, если снизойдет тьма.
Это отпущение грехов великим грешникам – и любовь к тем, кого ортодоксия заклеймила, казалось, навек отступничеством и бесовщиной; так льется чистой светящейся рекой любовь ко Льву Толстому – да, великому святому Земли! – к подлинным, аутентичным царям – к тем Романовым, которых замалчивали и скрывали; ведь тюрьмы и казематы могут быть не только каменные, с железными решетками – но и невидимые, незримые...
Это невероятное чувство ЗЕМЛИ – данное именно теперь, именно сейчас отцу Иоанну, потому что только он мог сказать, подумать это: земля наша МОЩЕВАЯ, мощевитая – мы ходим по святым мощам, мы, крестьяне, вспахиваем и бороним ее, изобилующую святым теплом и ароматом, мы ложимся в нее, пополняя ряды ушедших; в нее, землю, тьму живую, черноту светящуюся, – в великую ЖИВУЮ ПЛАНЕТУ, которая жива ныне и присно именно (истинно!) потому, что человек, живой ли, уходящий ли, ушедший, – с нею, Великой Матушкой, ОДНО ЦЕЛОЕ.
Эта БОГОРОДИЧНОСТЬ, эта беспорочность и святость матушки-земли в ощущении, в мыслях отца Иоанна – как Евангелие.
Да, по сути, пишет и пишет он, говорит и говорит, да подчас и безмолвно, нежно дает, шлет, посылает нам новое Евангелие от Иоанна – самим собой, всем своим дыханием, всею своей жизнью.
Жизнью, где поток великого страдания преображается в ослепительную жемчужную каплю.
Жизнью, где стон преображается в мелодию, выдох становится песней и молитвой.
Отец Иоанн заповедает нам единственное, что может и должно вести человека, и что его воистину ведет; это путеводная звезда на все времена, это тот горний свет, что, без сомнения, торжествующим солнцем воссияет надо всеми – в том будущем, что приближается лишь Великой Добротой и ею рано или поздно приблизится – и Весь Мир обнимет:
‘Победа над злом составляет цель бытия и вменяется в долг любой твари. Цель воплощения на землю – в духовной брани с демонами победить зло оружием добра. Тайна духовной брани: против языка божеств (единственно доброта!) зло бессильно. Но победителю важно не иметь в себе ни одной частицы зла. В противном случае неизбежен проигрыш’.
Обращается отец Иоанн к мысли о земле, к чувству земли – и понимает, почему она, родящая, рождающая, обретает издревле мироточащий образ, золотой, солнечный знак Богородицы.
Отец Иоанн знает, что такое земля для человека – и что такое алмаз Земли, вписанный в хоровод драгоценных планет, в надмирные, превышенебесные сферы:
‘Гениальная тайна древнейшего (20 тысяч лет) образа чернокожей Богородицы Монсеррат: Мать-земля в человеческой форме. Тело ее земляного состава, черное.
У человека три матери: родная, небесная и мать-земля. Тамплиеры чтили Богородицу как Матерь-землю. Говорили, земля – мать, солнце – отец.  Земля – лоно (растения, цветы, океаны). Небо – отец зачинающий солнечными лучами. Отец и мать порождают природу. У кельтов и друидов та же черная мать. На Руси говорили: мать сыра земля’.
Это сокровенное чувство земли-сокровища, земли – матери всевечной, земли, принимающей в вечное лоно свое, теплом своим обнимающей всякого грешника и прощающей земного странника – удивительное чувство; оно в отце Иоанне рождается, проистекает из огромного добра, что есть его душа, и большой, как мир, сердечной мысли, обнимающей самоё Землю и россыпь небесных сфер над нею.
Так небо и земля смыкаются, обретают радость в предвечном объятии.
‘Дневник’ 2017 года многонаселен: он полон людей, полон имен; то шествием, то толпою, то хороводом, то одиноко идут, идут сквозь Дневник люди Земли – великие и малые люди, те, кого коснулось одно лишь биение сердца отца Иоанна.
Это Гайдн, Моцарт и Бетховен, боги музыки; это Белла Ахмадулина, лунная, нервная и тревожная, не находящая себе на земле места; это Мария Юдина, великая, мощная пианистка, и старец Григорий Распутин; а вот исихаст Макарий Египетский, вот Лев Толстой, воистину блаженный и просветленный, с которого счищена копоть ‘греха’ и ‘ереси’; вот императрица Елизавета и Александр Первый Романов, вот и последний царь – преступно казненный Николай Второй, удивительный старец на русском престоле, столь же блаженный, может, как юродивый царь Феодор Иоаннович...
Люди идут и идут, идут и молчат, идут и поют. Добрые, гениальные люди – живой Космос Земли. И злые люди против них ничего, ничего не могут поделать. Ничего не могут сделать злого и темного с Людьми Добрыми. Доброта легко, улыбаясь, сердечным светом одним ниспровергает зло. Богородичная доброта спасет мир; уже спасает. Бытие отца Иоанна тому доказательством.
Вот осмыслена, явлена перед нами, растерянными (memento mori!) трагедия бесследного ухода с земли, и рядом – великое утешение музыканта, что дал миру навсегда музыку, струящуюся, как тысячи, миллионы солнечных лучей:
‘Сумасшествие земного бытия, его загадка и парадокс в том, что жизнь предельно трагична для человека посвященного любви. Разлука именуемая смертью – внезапное трагическое, ничем не объяснимое расставание.
Консоламентум Чайковского: души уходят не на небеса, в ад или на мытарства, согласно традиционным схемам, а в грядущее Торжество Архетипа. И чем тяжелее крест несла душа и больше слез пролила, тем в высшей степени открывается торжество. Не державы и империи, а добрейшего Архетипа, что собирает последние капли великого страдания и изливает их в Торжествующую Чашу.
Евхаристический потир – чаша двухсот миллионов чайковских, которые любя Россию уходили в ее Вечный Архетип’.
Войти в Сад Архетипов – это не только утешение, но и настоящая жизнь. Тот, кто достучался до вечных начал, кто прикоснулся к архетипам, к первоистокам, к Последним Смыслам, – тот счастлив на века. Ему не страшен уход, и не страшна мысль о том, что все, по царю Соломону, пройдет бесследно. Вот он, след золотой! Вечно сияет. Переливается. Горит. Пылает.
Отца Иоанна нет, как приметы быта; он не слеплен из приземленных реалий, хоть рядом с нами он, жив и здоров, и это счастье; он есть всегда и навсегда, как явление Большого Христова Космоса. Он был тысячелетия назад, есть теперь и пребудет вовек – и прежде всего есть, на самом деле, ЖИВОЕ СИЯНИЕ его недремлющего, бессонного сердца. Незримо ходит он по всей Земле – он, молельщик за всех и вся.
Земля, может, и живет, и летит в пространстве, и дышит и держится – за тонкую нить жизни – именно потому, что есть у нее такой МОЛЕЛЬЩИК.
И видит он, и в Дневниках своих нынешних это пишет – что должна пройти очистительная гроза; что в недрах ортодоксальной церкви пробиваются чистые, сильные, добрые, солнечные ростки, ищущие, взыскующие Бога Доброго и Матушку Добрейшую Добрых; что благоухает мощевитая земля, ожидая нас – и потом возвращая нас жизни, чтобы мы стали блаженны, посетив опять наш Мир в его и праздничные, и роковые минуты, чтобы мы опять молились и верили, чтобы обнимали собою, своею душою, своим сердцем – так, как делает это отец Иоанн, следуя ему, следуя за ним его путем, след в след, ВОСЛЕД, – боль Мира, своею бесконечной любовью превращая Боль в Радость и Горе – во Счастье.
Об этом ПРЕОБРАЖЕНИИ эти Дневники. Этот Дневник.
Читаешь его, дрожа от радости, любви и узнавания.
Ты смотришь в зеркало. Ты там видишь и себя, и Мир, и Бога, и Богоматерь; и сонмы летящих в воздухе Мира, несчастных и счастливых людей; и видишь отца Иоанна, что со своею радостной, сияющей улыбкой, идет, и лучи, как от солнца, от лица его брызжут во все стороны света, – он идет по тропе, по дороге в горы, – все выше и выше, все выше и выше.
У нас только один путь. За ним. За Светом.
Идите за Мыслью. Следите за Мыслью.
За Солнцем, за Светом – идите, тянитесь.
Счастливее нет времени и пространства, когда обнимаются сердца.

Елена Крюкова


Обнимитесь, миллионы! Этот поцелуй – для всего мира (нем.).

Новая Атлантида

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Великая цивилизация Атлантиды сочла для себя лучшим уйти в воды мирового океана, в чудесные морские просторы «перевернутого неба».

Непонятая миром, древняя Атлантида, на десятки тысяч лет опередившая ход общечеловеческой истории, ушла на дно морское на вершине своего умонепостижимого страстного, чтобы стать сегодня основанием для рождения новой Солнечной Атлантиды - цивилизации Первородной непорочности.

Несмотря на прошедшие многие тысячелетия, по-прежнему   целые поколения пленяются таинственной и загадочной Атлантидой, в честь которой многочисленные поэты и миннезингеры сложили прекрасные гимны и поэмы, прославляя подвиг атлантических героев.

Греция и Рим не поняли и, по сути, дискредитировали Атлантиду в своих книжных и культовых мифах, превратно представив великое явление как вульгарное язычество.

Выдающийся современный мыслитель блаженный Иоанн по-новому, богооткровенно осмысляет это исторический  феномен. Атлантида – непорочная цивилизация, достигшая совершенства во всех сферах жизнедеятельности, – утверждает он. – Атлантические персонажи явились прообразами великих исторических личностей, кардинально повлиявших на судьбы человечества.  Аполлон – это атлантический  христос, его мать – гонимая богородица Атлантиды. Дочь любви – Афродита, выходящая из морской пены, Прометей – огненный апостол любви Миннэ.

Блаженный Иоанн преподносит Атлантиду как цивилизацию, в которой совершилось торжество непорочного начала над началом супротивным, злым. Во все времена непорочное начало противостояло началу зла, олицетворенному в образе князя мира сего, чья власть опирается на узурпацию, похоть и материализм.

Это противостояние принимало самые разные формы внутри культур и религиозных школ, но в любую эпоху всегда существовала ветвь истинной духовности, обладавшая просвещенным знанием об аутентичном лике божества. Так было в древнем Вавилоне и Египте, в легендарной Атлантиде, оставившей память о себе в культуре Эллады.

Отношения между людьми в Атлантиде строились по универсальным законам премудрости. Основой жизни была любовь. Любовь не плотская, присущая порочным цивилизациям, а любовь Миннэ. Миннэ – идеал вышней любви. Сердца людей были  упоены такой силой любви Миннэ, что порок был невозможен, зло – неуместно.

Современная цивилизация, – считает блаженный Иоанн, – катастрофически удалилась от Миннэ. Любовь Миннэ заложена в архетипе человека. Чем дальше человечество уходит от своего архетипа, тем явственнее на земле проявляется и умножается зло.
Во все века землю посещали вестники Миннэ. Но всякий раз находились инквизиторы, дискредитировавшие помазанников, объявляя их ‘сумасшедшими’, ‘еретиками’, ‘прелестниками’ и, в конечном итоге, запрещали весть о Миннэ. Как правило, эти запретители насаждали в религиях и в государствах  идеологию страха, с помощью которого, как они считали, единственно возможно управлять массами людей. Они смертельно боятся Миннэ.

Общество атлантов возглавляли белые старцы, солнечные архонты, достигшие на земле ступени олицетворенных божеств. Лики их сияли ярче солнца, они владели великими тайнами духовного пути, блюли идеалы вышней любви, творили чудеса. Им было дано определять судьбы мира, руководить земными и духовными процессами. Они обладали властью над стихиями, общались с птицами, животными, травами на их языке.

Им было дано созерцать вышнее божество воочию, быть с ним в диалоге. Старцы-мудрецы имели ключи от небесных и подземных сфер, владели тайнами происхождения мира и человека. Они приносили обеты вечного девства и отказывались от какой бы то ни было власти, помимо власти любви.

На них обитал божественный дух любви и премудрости. Старцы почитались как воплощение божества на земле, каждое слово их было свято и нерушимо. Большей частью они пребывали в затворе, в непрестанной молитве и созерцании. Многие из них могли жить на земле сотни и тысячи лет, достигая ступени бессмертия.

Атлантида была оазисом удивительных, необыкновенных людей, отличительной особенностью которых было – невероятная доброта, мирность и любвеобильность. Они с одинаковым почтением относились как к Богу, так и к человеку. Небесные люди – так называли их окружающие.

Под руководством белых старцев атланты достигали высочайших ступеней духовности, облекались в бессмертные тела, могли восхищаться на небеса, возвращаться на землю, освящать пространства, исцелять от смертельных болезней, воскрешать из мертвых. Все чудеса, которые они творили, совершались не оккультно-магическими практиками, но исключительно силой вышней любви.

Мудрецы Атлантиды учили, что человек – это божество небесного происхождения, рожденное из последней капли любви Отца. Несмотря на поврежденность грехом и заблуждения, человек обладает неиссякаемым потенциалом любви, раскрыть который могут только старцы-помазанники, обладающие даром любви Миннэ.

Блаженный Иоанн пророчески возвещает наступление эпохи новой Атлантиды – цивилизации, в которой в равной степени будет воздаваться почитание и божеству и человеку. В этой цивилизации не будет места войнам, болезням и никакому злу, но в сердцах, по всей земле будет царствовать вышняя любовь.

 

 

Приобрести книги об Атлантиде

Таинственные аспекты религии Вавилона

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Небесный мир представлен верховным божеством АнУ, аналогом совершенного Отца Небесного. Ану никогда не спускается на землю. Он не от мира сего. Земными процессами управляет таинственно через своих посредников.

Супругой Ану является Инаoнна (Иштар), богоматерь Вавилона. Иштар – проявленное Божество чистой любви. Ей присуща ипостась эллинской Артемиды, изображаемой обычно с луком и стрелами. Иштар более чем охотница – воительница. Ищет светлые души, способные быть пронзенными стрелой вышней любви. Инанна-Иштар потрясена любовью своего обожаемого супруга и отца Ану. Она хотела бы раскрыть творению эту любовь и более того: совершить важнейшее в эзотерике древнего Вавилона – таинство непорочного зачатия (рождение свыше, о котором говорил Христос в беседах с Никодимом).

Ее имя Инанна непосредственно вытекает из Ану. Состоит из тех же звуков, омонимично. Она – его женская ипостась, божество святой любви, побеждающей грех, страх, смерть и земные тяготения. Любви, которую позднее Христос в своем откровении ученикам из церкви Святой Чаши назовет СвященноМиннэ ( Миннэ – чистая небесная любовь. Ее воспевали русские соловушки и европейские девственные миннезингеры, менестрели, трубадуры), прося установить поклонение ей. Олицетворением Священноминнэ являются помазанники, в частности сын всевышнего ТаммузИ, возлюбленный Иштар. Таммузи умирает и воскресает. В честь этого умирающего и воскресшего человекобожества в Вавилоне справляют празднество. Таммузи влюблен в Иштар в той степени, в какой и она влюблена и не отводит взора от любящего Ану.

Вавилонский пантеон – сплошная обожающая девственная божественная любовь. Супружеская пара Иштар и Таммузи представляет торжество чистой любви над смертью. ПомазАнник приходит в мир, чтобы стяжать наивысшую любовь. Войти в страстноoе, довести страстнОе до запредельного состояния, умереть от любви и тем самым воскреснуть. В таинстве Иштар-Таммузи заключался солнечный жезл посвященных Вавилона. Ану, Инанна и Таммузи в версии Святого Грааля – Отец, Мать, Сын. Ану непричастен этому миру, а Инанна и Таммузи – великие непорочные посредники.

Хозяином земли, согласно вавилонской эзотерике, является Бел или Баал (Бе-эль, ‘господин’, ‘владыка’, Элогим). Этот земной бог, повелитель племен, является ‘другом-врагом’ человека. Принимать его идеалы, входить и выходить его входами на землю пагубно для сынов человеческих. Их призвание – прозреть на совершенство Ану и, приняв стрелу вышней любви от лука богини Иштар, уподобиться Таммузи-агнцу: придя в мир с желанием пройти наивысшие посвящения, умереть от любви и воскреснуть, обретя тем самым вечную жизнь.

Вавилонская религия в универсуме была прообразом того, что принес в мир Христос.


Окситанская цивилизация (катары)

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ДРЕВНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИИ. Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Односложного исторического определения катарства нет.

Духовность, на основе которой просияла катарская цивилизация в Средние века, непрерывно эволюционирует, не теряя, впрочем, своей аутентичности. Как и Святой Дух, она неуловима и неповторима в каждую эпоху. Тем не менее все проявления ее, независимо от временных условностей, составляют неразрывное единство, одну общую традицию, что из века в век скрыто или явно оплодотворяет человеческую культуру.

Катаризм для нас не историческое движение, имевшее место когда-то в прошлом. Это другая Церковь, другое миросозерцание, другой modus vivendi. Это не столько «альтернатива» средневековому римскому католицизму, не столько ранняя попытка «предвосхитить» Реформацию или демократические завоевания Нового времени (как обычно представляют катаров современные исследователи и комментаторы), сколько реализация изначально глубоко заложенных в человеке высочайших и благороднейших устремлений, вопреки всему окружающему миропорядку состоявшаяся в масштабе цивилизации. Уникальной цивилизации, основу которой составили вера в доброго и непорочного Бога, Отца чистой любви, и вера в доброго, потенциально божественного человека.

Эта вера – общая для многих цивилизаций прошлого (о большинстве из которых нам почти ничего не известно) имеет исторические основы и корни. Она имеет и свое разрешение в настоящем и будущем. Меняются декорации, но изначальная Великая Церковь любви остается одна и та же в своем историческом движении. Катаризм был одним из ее проявлений, быть может самым впечатляющим, но далеко не исчерпывающим.

Поэтому всегда, когда мы говорим о катаризме, просим помнить: мы отнюдь не имеем в виду только религиозное движение Западной Европы, существовавшее в XI-XIV вв. и павшее под ударами крестовых походов и инквизиции. Мы понимаем катаризм расширительно, как религию любви и духовной свободы, обращенную к любящему Отцу на небесах и возвышающую человека до божественного достоинства. Эта религия чужда догматике и рутинерству. Она не приемлет грех и обладает тайной освобождения от него. Она раскрывает потенциал духовного восхождения, позволяющий преодолеть рамки трехмерного бытия и достичь престолов Божества.

Это в лучшем смысле эзотерическая и вместе с тем универсальная доктрина, но было бы неправильно сводить ее только к религиозной сфере. Мы наследники мучеников любви, которые умирали за Отца любящего. Великая Церковь любви включает в себя и тех, кто, не веруя в Бога, принес себя в жертву из любви. Их последний вздох был принят на небесах, и ныне они вошли в великий собор святых праведных душ.

Читать далее о катарах...

Приобрести книги о катарах

sd О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.