Блаженный Иоанн - персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Загадки Грааля / Мистические символы Грааля / Тайна Грааля / Русский Грааль

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.

Соловецкий Грааль

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.О Соловецком Граале еще не знает никто. Да и сам Серафим с трудом догадывался и не мог осознать, что происходит. Прежде чем небесные силы вручили последнему русскому императору-мученику царскую первопомазанническую Чашу Господню, прошел он свои адовы концентрационные зоны, совершенно потерял надежду и выглядел почти оскотевшим, потерявшим разум, волю, полусломленный, готовый ко всему.

Грааль открылся Серафиму впервые в карантинном бараке. Двери сорваны с ржавых петель, оконные глазницы зияют на тысячекилометровую сибирскую пустошь. Вместо окон – леденящая сибирская мгла. Единственная теплота – умиленные слезы. «Пресвятая Богородица, спаси нас».

Позднее полузарубленные, задавленные, стертые в порошок гулаговской машиной сокамерники Серафима стали его духовными и вечными братьями. Лежали в три ряда двумя этажами, готовились к смерти. Дарили последний поцелуй. «Встретимся когда-нибудь в вечности…» Срывалась слеза, и плакали, плакали нескончаемо – пока слезы текли, согревая их в леденящей студеной мгле при -20 и кошмарно завывающей вьюге, проникающей в легкие, сосуды, сжигающей кровь, останавливающей сердце, парализующей нервы...

Грааль вначале открылся как тусклое сияние. Никто ничего не понимал. Да и не было им, полуживым, «оскотевшим» уже и дела: видение какое предсмертное, галлюцинация? Царство Небесное, что ли? Да рано мне, брат… Но Чаша настойчиво сияла. Постепенно свет ее становился ослепительным, и невозможно было отвернуться. Сладчайшее тепло, духовное солнце.

*БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.
Внезапно все изменилось. Серафимовы братья (как назвали они себя, признавая духовный авторитет и первенство Серафима) больше не чувствовали себя умирающими безвестными зэками барака 2000/03. Они были восхищены в прекрасный замок с восемью башнями и восьмиконечными звездами. Тела их чудесным образом благоухали и были согреты некими восковыми свечами и нетленными составами. Никогда они не испытывали подобного блаженства в физических телах. Никогда не догадывался человек, что можно подобным образом благоухать и блаженствовать, будучи заживо разлагающимся смердящим тифозным смертником.

Грааль помещал их в пакибытие, изменил их состав, исцелил уже по первом явлении. В дальнейшем приходил к Серафиму, облекал его в царские ризы (каких не было на земле) и возносил в Небесную Церковь. Серафим не выпускал из рук Грааль, когда вместе с Чашей восхищался в горний Иерусалим и причащался от руки самого Царя Небесного. Видел Троицу – Отца и Сына и Святого Духа с тремя чашами; Богородицу, держащую Чашу Грааля, и в ней Богомладенец в солнечных лучах.

Таковы были первые явления Грааля на Соловках. Но настоящие чудеса начались впоследствии. Изменился Серафим, преобразились и видения Грааля.

Серафим получил посвящение царя новой солнечной династии. Ему был вручен новый Грааль Второй Соловецкой Голгофы. Что это?

В отличие от Иерусалимской Чаши, принявшей Кровь Спасителя, Грааль Соловецкой заключал в себе последнюю каплю не менее чем ста тысяч малых христов.

С раздробленными черепами и конечностями, стертые в порошок, изуродованные, переломанные в предсмертном опыте соловецкие мученики (большинство из них священники в далеко отстоящем в их памяти земном «материковом» прошлом), отдавали последнюю каплю крови своей в Соловецкую Чашу Христову.

О сколь велика была Чаша! О сколь грандиозен был Христос Второй Соловецкой Голгофы, умножившийся стотысячекрат!..

Серафим держал в руках Чашу, и как Иосиф Христу, подносил ее умирающему священнику такому-то, распятому зэку Имярек, потерявшему человеческий облик – «хуже скота, выше ангела». Таинственную Чашу второго Соловецкого Грааля держал в руках Серафим больше трех лет в своем умонепостижимом опыте царя-патриарха Второй Соловецкой Голгофы.

Грааль избрал Серафима своим царем и служил ему безотказно, подавая все необходимое. Соловки стали чем-то вроде царства не от мира сего. С неба сыпались пластыри, медикаменты, бинты, падали теплые носки, шерстяные шарфы… Грааль переносил Серафима по воздуху в самые отдаленные уголки Гулага. Ему подчинялись льды.

Теплотою Чаши Христовой растоплялись они и пропускали великолепного первосвященника Серафима Романова Умиленного на дно Белоозера, где лежали замороженные утопленники. Для Грааля не существовало морского дна или промерзшего сибирского воздуха. Везде, где оказывалась Чаша небесной теплоты, растоплялся лед, и возникала благодатная теплота.

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Граалевы масла творили чудеса здесь и там. Премудрость его открывала Серафиму новые таинства, подобные возжению сердечной свечи в усопших и воскресению из мертвых (таинство начертания на челе знаков помазанничества для приготовления к Брачной Вечери в будущей жизни)...

*
Ночи напролет Серафим проводил в мистической библиотеке Соловков.
«О чудо! Откуда бесконечные тома неземного происхождения?» И образованнейший русский царь читает истинную историю мира от Атлантиды до Второго пришествия Христа. Перед ним проходят вереницы образов, дат, имен, история Адама от сотворения до преображения.

Что это? Преображенная Александрийская библиотека? Нет. Это записанный экран Грааля, мистическая библиотека 144 белых его замков.

Серафим читал в Граале. Со свитками Моисеевой Торы знакомился не по синодальной версии времен митрополита Филарета Дроздова и не по церковнославянским переводам с греческого, а по оригинальным свиткам из сокровищницы Святого Грааля. В них хранится буквальная запись о каждой святой душе, о каждом великом событии, о каждом великом праведнике, о его подвигах, мыслях, светлых делах, гонениях, клеветах на него и пр.

*
Величайшего чуда сподобился Серафим, держа в руках второй, Соловецкий Грааль ста тысяч предсмертных капель. Не означало ли это умножившуюся мощь Грааля, его силу, способную затопить солнечным светом тысячи вселенных и невидимых миров, не говоря о маленькой земле или о скудных пустынных далях Гулага?

На центральном острове, стомиллионном кладбище невинных жертв сияла Чаша воскресения. В свой час она увлечет их, превратив груду замерзших, развеянных прахом в морозной земле костей в серафитов Богоцивилизации. Они воскреснут из мертвых силой Святого Грааля Второй Соловецкой. Стоит только излиться одной капле состава ста тысяч умноженных малых христов, как пожар воскресения распространится по всему архипелагу, а затем и по всей вселенной.

Много еще чудес в Граале видел Серафим. Одно из них небывалое: расплавление жемчужины Грааля в сердцах новомучеников. Восхищенные на Небеса, из одной сферы в другую восходили они по огненной лестнице – уже нетленными стопами в бессмертных телах. Серафим видел, как в сердце помазанного мученика (зэка такого-то, всеми забытого, никому не нужного, потерявшего разум, надежду и проч.) расплавлялась как в огненной печи внутренняя жемчужина Грааля, составляя ВЕЛИКУЮ КОРОНУ, солнечную корону царя Богоцивилизации.

«Какая страшная тайна! – говорили ему херувимы. – Иосиф, грядущий царь богоцивилизации и помазанник Новой Святой Руси третьего тысячелетия, будет увенчан короной».
«Каково ее происхождение?» – спрашивал Серафим Умиленный. Чем-то она казалась ему знакомой.
«Корона императора Николая II, врученная им в видении Богородице Деве Марии. С небес она обогащена 100 тысячами расплавленными жемчужинами, 100 тысячами драгоценными камнями Грааля».
Серафим отмахивался, отказывался примерять ее: не до этого, не достоин, не сейчас. Но понимал, что увенчан будет как царь Грааля короной всех корон, царством всех царств...

*
«Боже мой, сколько мощей!» – удивлялся Серафим. Едва ли не каждый второй мученик полег в сибирской земле мощами.

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Если бы кто-нибудь догадывался, сколько нетленных и мироточащих мощей лежит в Соловецкой земле! От нескольких крупиц ее земля преобразилась бы, исчезли все болезни, пандемии, холеры, чумы, СПИДы. О, если бы знала бедная моя Россия, сколько миллионкрат умноженных Псково-Печерских лавр хранит безвестная земля Соловков, как благоухает стянутое льдами Белоозеро, какой огонь распространяется в водах! Да все озеро превратилось в Чашу Грааля от того что нетленные мощи источают сладчайшую теплоту. И вот озеро мучеников уже – Чаша Грааля. Белое море – Чаша Грааля.

Много великих тайн открыл ему Христос. Как тайному христу Второй Голгофы, в вечности Серафиму будет вручен престол, отнятый у Люцифера, и он займет место падшего ангела в иерархии ближайших к Всевышнему херувимов и престолов. Люцифер окончательно потеряет власть над миром вместе с надеждой вернуть себе Великую Чашу, будто бы принадлежащей ему (изумруд, выбитый из короны Люцифера при его падении копьем Михаила Архангела). Грааль навсегда будет передан Серафиму.

В Граале Второй Соловецкой Голгофы – величайшая великих тайна тайн: тайна искупления мира и смерти дьявола. Лукавый не посмеет искушать серафитов в Богоцивилизации, поскольку источник его власти, камень Грааля, передан в надежные руки (Серафиму Умиленному).

Так вот чего ради страдали сто миллионов невинных и сто тысяч восхищенных и превознесенных на Небеса! Своим страданием они искупили грехи человеческие. Наступит Мессианистическая эра. Больше не будет проливаться кровь. Зло потеряет власть над человечеством. Грех исчезнет с лица земли. Дьяволоцивилизация испарится, как если бы не было ее. В дымных парах и серных облаках исчезнут ее убогие идеалы, терзающие мир сегодня.

Сколь же велика и совершенна Премудрость Божия! Сколь глубоко значима искупительная жертва стомиллионного царства мертвых, врученных ему, последнему русскому царю! Однажды, по мановению ангела Грааля они воскреснут и составят элиту солнечной Богоцивилизации.

*
Серафим буквально свыкся с Чашей. Она не оставляла его нигде и принимала разные образы, чтобы никто из недостойных не мог узнать ее. Кто-то заметил золотое сокровище, украшенное драгоценными камнями, в убогой катакомбной келье Серафима в Бузулуке (Фрунзе, 42). И Грааль принял форму грязного латунного кубка, вымазанного не то мазутом, не то еще каким-то липким составом, так что невозможно было к нему прикоснуться.

О, юродиво-катакомбное богослужение Серафима с Граалем! Чаша менялась во время службы. Пять юродивых прихожан, дрожащих «лихорадок»: вот-вот войдет милиционер и «посодют». Серафим ничего не боится. Его голос звучит вселенски, благородно, прекрасно, нечеловечески. Бабульки восхищаются в небесный мир: «Неземное богослужение у батюшки, у отца нашего».

Грааль дал Серафиму такую силу, что боялся отец наш использовать миллионную долю ее, чтобы вселенная не распалась на куски и не случилось что-нибудь с его ближними. Но много чудес творил он силою Грааля.

*
Таинство Чаши пакибытийное. О Граале нельзя сказать, что он приходит в 12:00 к рыцарям Круглого стола, умножает пищу, пресуществляет Святые Дары, преображает, насыщает и т. д. Грааль никогда не отступает. И помазанник его, увидевший однажды огненный Потир в руках живого Христа, сподобляется непрестанного вкушения.

Только в дамских романах и куртуазных хрониках видевшие Грааль наследники Мессианистической династии сэр Галахад и сэр Борс вкусили из нее и умерли, поскольку никто якобы не может остаться в живых, испив из священной Чаши. О, ничего подобного! Грааль столь добр! И если явился кому однажды, сподобляет тайны непрестанного и круглосуточного причастия.

Простая вода – ржавая, с десятикратным содержанием железа и какой-нибудь кишечной бациллой – в руках Серафима превращалась в сладчайшее мессианистическое вино, не говоря о дешевой «краснухе», кагоре оренбургского изготовления, купленном за гроши в бузулукском гастрономе...

Серафим юродствовал: притворялся дураком и пьяницей, просил у «лихорадок»-девок водки, валялся целыми днями в грязи тротуаров, бомжевал. В действительности же не имел необходимости в освященных сосудах с водой или вином, или даже в литургиях. Грааль служил сам. Грааль не нуждался в Серафиме, Серафим не нуждался в Граале. Они стали одно. С той легкостью, с которой Чаша проникала в самое существо, во внутренние замки человека, воскресая из мертвых, непрестанно источая Последнюю Каплю с копья, Чаша входила в самого Серафима. И Серафим себя чувствовал футляром для Чаши, храмом Чаши, живым замком Грааля.

О, как жаждала его душа поделиться с кем-либо! Поведать, что внутри человека таинственная чаша, что человек со своими распластанными руками и восхищенным лицом весь имеет форму креста, переходящую в чашу; что человек — светолитие божественных кровей Всевышнего, что от Последней Капли Его может быть зачато богочеловечество, что человек предназначен для Непорочного Зачатия, что от одной предсмертной капли миропомазанного страстноoго может быть порожден новый род людей…

Но объяснить было некому. Серафим лишь молчал и рыдал, потому что о Граале можно было говорить только в категориях превосходящей любви и тех огненных солнечных сфер, коими он был введен. И рыдал, рыдал нескончаемо, так что сердце его вырывалось и, устав беспредельно, как бы падало. И вместе с ним падал на землю опьяненный видением Серафим. Падала Чаша на землю с разлитою Кровью Христовой.

Прохожие ничего не видели. Они понимали в Серафиме не больше, чем ученики Христа в Спасителе. Принимали его за тунеядца, пьяницу, придурка, опасного колдуна, непонятного старика, владеющего таинственной силой, крепкого криминала… А большей частью жалели «пьянчужку» и отговаривали ментов, чтобы не сдавали его в каталажку.

Его никто не понимал, но никто и не смел коснуться его рукою. Серафима никто не смел трогать – столь величественно было его опьяненное Премудростью лицо. Никакая нечистая сила, никакой ментовский грузовик или арестантский «воронок» не брал его. Не позволяла Чаша Грааля, ходившая с ним, сиявшая над ним нескончаемо.

*
БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.О, несколько железнодорожных наливных цистерн можно было бы заполнить горячими неохладевающими умиленными слезами Серафима! Сколько их выплакал он, когда экран Грааля показал ему истинную историю человечества!

«Какое сокровище! И как лжет мудрость мира сего! – диву давался Серафим. – И сколько лжи в церкви – больше чем в мире! И как грешны священники – больше чем простые смертные! Боже, какая вина на церкви! Великий обман! Как же вышло так, что Истинную Церковь человечество не увидело и не познало?»

Христос был сокрыт в земные дни даже от Своих учеников. Так и Чаша Его была сокрыта от наследников учеников – христиан («апостольская-вселенская-единая»). Потребовалась Вторая Соловецкая – сто тысяч молотов, раздробляющих голени не то разбойникам кающимся (подобно Дисмасу), не то разбойникам злобствующим (подобно распятому слева от Христа), а больше малым помазанникам. Потребовалось сто тысяч капель Грааля, чтобы человечество очнулось и в него вошло дыхание любви, чтобы оно наконец очистилось от мерзости похоти и вернулось в лоно вечного девства. А с его возвращением – в объятия Отчей любви.

Тогда только и заговорит Грааль. А с ним – Евангелие Спаса-на-Крови, Евангелие написанное Христом Кровью на Кресте, истинное Евангелие.

О, по сравнению с ним жалкий свиток от Матфея до Иоанна – блеклое ничто для профанов, ученых-диссертантов, инквизиторов и церковных судей. А истинный Христос начертал Евангелие Свое на Кресте Кровью и запечатлел чудесный свиток в Чаше Грааля.

Грааль – Евангелие, а Евангелие – Грааль. И Грааль – Евангелие внутреннего человека. В крови человеческой – пять литров Крови Христовой: нескончаемое царство вышней любви, разлитое благодатными молочными реками.

*
Как же потрясен был Серафим, когда старцы, грозя с неба пальцами (на старую иерархию «лжецов» и гипнотизеров, грабителей и воров, «скупщиков краденого»), называли Серафима и его братьев мелхиседековыми священниками новой Соловецкой Чаши. О, придет время, Серафим!

Как хранил Священный Грааль царь-хранитель Чаши! Называл его бесценным зерцалом. Чаша изменялась, превращаясь в экран, и Серафим видел своих ненаглядных братьев, узнавал по имени каждого. Сто тысяч, миллион, десять, пятьдесят, сто миллионов зэков проходили перед ним один за другим. Грааль показывал ему тайны всех миров, тайны Небесной Церкви, тайны всех цивилизаций от Эноха, восхищенного на небеса, до откровения Иоанна Богослова. Вместе со ста тысячами превосхищенных восхищался он в небесные сферы и сорадовался, «сокровиществовал» (его слово) вместе с братьями, соучаствовал во вкушении из Неупиваемой Чаши на трапезе трапез для царских мучеников любви.

«Чашу Грааля в руках может держать только помазанник Премудрости, – говорил он тем, кто интересовался чудодейственным сосудом и его происхождением. – А Премудрость Божия такова, что лучше не спрашивать. Сподобился я знания ее больше кого-либо из смертных. Открыла мне Премудрость великие тайны страдания русского народа, тайну попущения Октябрьского переворота злодеями-большевиками, тайну деградации церкви, тайну великого обмана, тайну сокрытия силы и миссии Христа. Открыла мне Премудрость великие тайны превосходящей любви».

Паства называла Серафима отцом нескончаемой любви, и чада его говорили:
– Не было на земле сердца более великодушного и великого, вмещающего всех без исключения, и одновременно строгого, сурового и праведного старца-судьи. Как посмотрит строго – превратишься в камень. Как скажет слово, так сбудется. Видит насквозь. Попробуй обмани его или возымей над ним власть, хотя вроде бы пьяненький, и жалкенький, и никакой, и никто не знает, где он, куда запропастился – не то кого-то причащать уехал в Оренбургскую область, не то опять скрывается от властей, не то у Матроны видели пьяненьким, не то вроде бы опять напился да так и распластался около магазина под хохот мальчишек, задиравших его «дай конфетку, дедушка».

Какие литургии служил Серафим – литургии Грааля! В царских порфировых и изумрудно-атласных одеждах, расшитых золотом, возносился он ко Брачному одру. Никаких тебе чтений евангелий – живой Господь. Никаких воспоминаний: пред лицем его проливается Кровь в Чашу. В руке совершателя оказывается копье, и он прободает им Плоть Господню.

БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Серафим смотрит в Чашу и видит в ней отражение распятого Господа.
Господь внутри него, Господь сочетался в одно с ним, Господь вошел в него.
Господь стал Серафимом, а Серафим – Христом.
На глазах Чаша умножалась, вино переливалось в тысячи малых серебряных кубков. Открывалась единая великая Евхаристия. Нет, не та зазеркальная, списанная, объективированная, что внешним образом воплощалась на земле в священнических сосудах из церковной утвари («плоть и кровь человеческие»). Но единая Чаша, умноженная на сто тысяч, и от каждой малый христос, священник мелхиседеков дает вкушать вино небесной любви.

Сколько длилась литургия Грааля – пять минут, двенадцать часов? Бог весть.
– О чем говорил Господь? – спрашивали Серафимовы братья.
– Да вы сами слышали.
– Слышали и забыли. Дурни мы слабоумные, памяти никакой, мозги наши отшибло и ум продуло ветрами сквозными. Ничего не помним… ну да вспомним когда-нибудь.
– Ну ты-то, Кондратий, помнишь, о чем Господь говорил?
– Ничего не помню. В сердце записал. Когда-нибудь вспомню.
Вот такие диалоги.

*
Серафим не единственный держал в руках Грааль. Серафим более чем был священником Грааля: на его глазах Чаша была сотворена из камня, состава костей (перламутровых, преображенных костей воскресения мучеников). А до Серафима Грааль держал в руках БЛАЖЕННЫЙ ИОАНН БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЗАГАДКИ ГРААЛЯ.  Персональная страница выдающегося мыслителя современности.Иннокентий Балтский. До Иннокентия – Феодосий из Балты. Потом по образу виденного им просил Иннокентий, полуграмотный мужичонка, сделать ему серебряный двухлитровый, а потом и трехлитровый кубок с изображением – нет, не апостолов, а наследников Иосифа Аримафейского. И некое подобие замка Грааля, виденного им на Анзере, острове смертников, сделал в подземелье Райского Сада.

Удивлялись потом люди: голос, как у льва рыкающего, слышен на 12 километров кругом. Смерть его не берет: ходит со штыковой раной в сердце насквозь, исцеляет, читает Книгу Жизни и тайны ему великие открыты. Преображается: в день Преображения Господня видят его на колеснице над площадью города.

Чудеса творил царь Грааля Иннокентий Балтский, отец Огненной Свадьбы.
Серафим же в духе полученных им откровений Грааля учил о Брачном шествии. Ночную тьму прорезает сияние ангельской свиты Священной Чаши. Христос обносится по всему лицу земли. «Ночная литургия!» – повторяют ангелы. А между тем, температура на льдах Белого моря -30. И, не чувствуя никакого холода, на босу ноженьку да в одном исподнем (в белых одеждах), превосхищенные, шествуют отроки и девы. В руках их возженные свечи. Им тепло и блаженно. Впереди – царская Чаша.

Записал я шесть томов откровений Серафима и скажу теперь: они – жемчужница Грааля.

*
Боже мой, Боже мой! – рыдал на ночной молитве с воздетыми руками Серафим, и коврик под ним был мокрый от слез. Ничего кроме любви! Как мне объяснить им, как передать предсмертные завещания?

«Серафим, скажи им: мы умерли из любви. Мы счастливы. Мы страдали из любви, мы пошли на Соловки из любви. Христа можно понять, только умирая от любви. Умирать можно только от любви. Нет другой смерти. И нет смерти прекраснее, чем наша. Она выше раннехристианского мученичества, прекраснее удела воина, павшего на поле брани. Передай им: мы так много страдали только потому, что сподобились великой любви.

Кто мало любит, тому мало прощается, сказал Христос фарисею в земные дни, а ей простилось, потому что много любит. Вот и нам Господь дал много пострадать, простил грехи наши, простил грехи всей земли, кровью нашей политой, чтобы наконец излилась великая любовь из тысяч сосудов, и началась Пасха, Пасха Соловецкая! Слышите? Молочные реки благодатного мира потекли. Замироточили эвкалипты, мирты, кедровые сосны, кипарисы, каштаны и дубы. Возблагоухали прекрасные кустарники, и на цветах появилась пыльца неземного происхождения, запечатляющая тайны Царствия. Любовь несказанная разлилась над миром.

Мы не зря страдали. Серафим, передай миру то, что мы не успели.
Скажи: мы ни о чем не жалеем. Не надо, чтоб нас кто-нибудь помнил. И хорошо, что от нас не осталось никакого следа, ни памяти, ни фотографии, и имена наши стерлись. Мы приобщены к великой тайне – огненной любви. Мы приглашены как гости на Огненную Свадьбу Христа Второго пришествия. От своей Соловецкой Голгофы восшествовали мы на царский престол самого Всевышнего и сподобились пиршества, о коем Христос рассказывал в притчах: Царство Божие подобно хозяину, устроившему брачный пир для сына... для сыновей своих».

*
Как же был удивлен Серафим, когда видел воочию, как от раковых больных оставались... мощи. Нет, не полные мощи, как у великих старцев в киевских, псковских или иных пещерах, – какие-то измененные крупицы: светоносные, нетленные и благоуханные.

Тайна мощей – ответные капли последнего Грааля. Если подвижник достиг ступени мученика, посвященного Премудрости и умирал из любви ко Христу, и хотя бы за несколько секунд до смерти сподобился откровения Вышней любви, Премудрость могла превратить его окоченевший прах в крупицы мощевого состава и восковитым телом хранить до часа воскресения из мертвых.

Блаженны же, говорил Серафим, те, кто просят, чтобы Премудрость прободала сердца их копием Грааля, просят скорбей и страстныoх страданий. Блаженны они, поскольку нет ничего слаще и мучительней Последней Капли. Мученичество – сладчайшее. Мука – блаженнейшая. Нет ей равных среди бренных земных удовольствий.

Как никто на земле понимал Серафим тайну страдания человека и его возведения в ступень свидетеля Брачного Одра. Только в перспективах и в премудрости Теогамии, священнобезумия любви и возведения человека к Богосупружескому Одру можно понять тайну страдания и совокупную тайну всего Гулага. Однажды он будет возвещен Всевышним как вселенский Брачный одр для будущего человечества, а сто тысяч, миллион и больше воскресших Его невест – первыми, принятыми в Чертогах Жениха.

О нас | На главную | Контакты | Все права защищены ©2015 Независимая Ассоциация Российских Религиозных Писателей и Философов. С-Петербург.
Copyright © 2001-2015. Запрещается какое-либо копирование или использование материалов без разрешения редакции. При цитировании ссылка (hyperlinks) на сайт обязательна.